Месоамерика. часть пятая - Никарагуа

Тема в разделе "Отчеты по Центральной Америке", создана пользователем malxaz, 23 ноя 2010.

  1. Роман Ник Новичок

    С нами с:
    30 ноя 2010
    Сообщения:
    15
    Симпатии:
    0
    Адрес:
    Москва
    Репутация:
    0
    :) дружище, привет! рад видеть тебя живым и здоровым :)!
     
  2. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.998
    Симпатии:
    1.004
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    Привет! :) Грасиас! Как дела? Ты вроде сюда собирался? Планы не поменялись?
    Ща в Гранаде. Мля... Гранада нравится очень! Самый обалденный город Центральной Америки, самый чистый, красивый и аутентичный, и не дорогой.
    Даже лучше Гватемала Антигуа.
     
  3. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.998
    Симпатии:
    1.004
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    Масайя, городок между Манагуа и Гранадой, между вулканом Масайя и вулканом Момбачо, парой старинных церквей и кропостью-тюрьмой Койетепэ.

    [​IMG]

    [​IMG]

    В принципе, из-за крепости я здесь и остановился.
    Кинув вещи в первый же вменяемый гест, я взял такси и за 1 у.е. он подбросил меня до подъема на гору, на которой собственно и расположена крепость-тюрьма Койтепэ.
    Построена она была в 1893 году, в разгар войны либералов с консерваторами, и первично предназначалась сугубо для военных целей. Название свое получила от названия горы, которая в свою очередь, была так названа из-за того, что ее облюбовали стаи койотов. Койо и топе, койот и гора, вот составляющие этого названия.
    В 1912 году, в этой крепости, до последнего сопротивлялся интервентам, а затем был расстрелян, Бенхамин Селедон, предтеча Августо Сандино.

    А вот после прихода к власти Самосы, крепость была перепрофилирована в секретную тюрьму. Секретную потому, что здесь Самоса держал и пытал, своих политических врагов, а узнать этого никто не мог, так как отсюда никто не выходил. Никогда. Только вперед ногами. Да и то, не выходил, а его здесь закапывали за стеной, на склоне горы.
    Когда сандинисты захватили крепость, в 1979 году, они оставили ее и дальше тюрьмой, только теперь нац. гвардейцы не охраняли ее, а сидели в ней. Потом, после примирения сторон, и гуманизации пентерциарной системы, тюрьму перенесли в другое место, а здесь сделали музей.

    Вход доллар. Самое интересное, это подземелье, где были камеры для заключенных и комнаты для пыток. Прогулок не было. Люди годами сидели, не выходя из камеры. Максимально, здесь в нескольких небольших камерах, содержались до 600 человек. Фото:

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    Потом, я вернулся в город, и обошел все имеющиеся в городе церкви. Вообще, посещение и фотографирование католических церквей, это мое хобби уже. Картинами я увлечен не сильно, а вот архитектура, тем более религиозно-католическая, мне нравится. Это не примитивные тайско-будиские храмы.

    [​IMG]

    [​IMG]

    Что еще? Еще встречаются такие вот плакатики:

    [​IMG]

    Хотел еще посетить нац. парк Масайя, он же вулкан, в кратере которого, гнездятся тысячи стрижей и попугаев, а вокруг в сухом тропическом лесу разбросаны пещеры (лавовые туннели) с колониями летучех мышей, но… поджимает время. Из Гранады на остров Ометепе, катера отходят только в понедельник и четверг, и приходится выбирать, Гранада или вулкан. Я пока выбираю Гранаду, но если по цене будет вменяемо, то возьму тур из Гранады в тур-фирме. Хотел здесь, но тут нет тур-фирм.
    После Гранады и Ометепе, пойдут жопно-дикие места, в сельве на границе с Коста Рикой, но об этом позже.
     
  4. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.998
    Симпатии:
    1.004
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    Победа и смерть

    С конца 1932 года, они стали готовиться к эвакуации. В Никарагуа провели “выборы”. Хуан Сакаса внушил американцам, что он, “старый соратник Сандино” – единственный, кто может убедить партизан прекратить герилью. Американцы дали добро на избрание Сакасы президентом.
    2 января 1933 года, американская морская пехота эвакуировалась. Сандино победил.

    В конце января 1933 года, было заключено перемирие между партизанами и правительственной армией, а 3 февраля правительство и Сандино подписали “Мирный протокол”.
    “Протокол” предусматривал разоружение армии Сандино (кроме 100 человек в районе Вивили), роспуск “национальной гвардии” как “неконституционного формирования” и создание на пустующих землях нового департамента “Свет и Правда”, в котором поселят на выделенных им для обработки землях партизан Сандино, причем власть в департаменте будет принадлежать сандинистам.

    Старый друг Сандино – писатель Густаво Алеман Боланьос – написал генералу из Гватемалы, что тот не прав, что Сакасе нельзя верить и что надо продолжать революционную войну, иначе с сандинистами найдут способ расправиться. Сандино ответил ему: люди устали от войны, а после эвакуации американцев патриотический настрой понизился, не видя своими глазами “гринго”, многие не верят в то, что зависимость от США не исчезла. “Национальная гвардия” пока еще не распущена. Новая война затянется до бесконечности.

    Густаво Алеман оказался прав. Командующий “национальной гвардией” Анастасио Сомоса Гарсия, уже обо всем договорился с американцами. Сандино решено было устранить, Сакасу – сместить как “недостаточно надежного”.

    “Национальная гвардия” окружила созданные Сандино сельскохозяйственные кооперативы в дельте реки Коко. “Гвардейцы” разместились вокруг поселка сандинистов Вивили. “Национальная гвардия”, арестовала несколько сот сандинистов по всей стране, включая генерала Хосе Леона Диаса. 17 сандинистов было убито. Сандино заявил, что не сдаст оружие “национальной гвардии”, поскольку она – незаконное формирование, и еще раз потребовал ее роспуска, а заодно – освобождения всех арестованных сандинистов.

    Президент Сакаса, пригласил Сандино в Манагуа для переговоров.
    Пока Сандино вел переговоры с Сакасой, Сомоса вел переговоры с посланником США Артуром Лейном. Прямо из представительства США, Сомоса отправился в казармы и взяв своих людей, поехал к президентскому дворцу. Там “гвардейцы” устроили засаду и стали ждать машину с Сандино.

    Как только автомобиль появился, его остановили. Сандино со спутниками высадили и тут же расстреляли. Вместе с Сандино погибли его брат Сократес, генерал Умансор и генерал Франсиско Эстрада – племянник того самого Хуана Эстрады, который поднял в 1909 году, мятеж против президента Селайи. Франсиско Эстрада пришел к Сандино, как он сам говорил, “чтобы смыть своей кровью клеймо позора с нашей фамилии”.
    Это произошло 21 февраля 1934 года.

    Вслед за убийством Сандино, “национальная гвардия” атаковала поселки сандинистов. В Вивили были расстреляны все: мужчины, женщины, дети – по официальным данным, 300 человек, а на самом деле, конечно намного больше. Всего за несколько дней, было устроено 39 массовых побоищ .

    Сомоса стал фактически диктатором Никарагуа – при живом президенте Сакасе (а что тот мог поделать? – у Сомосы в руках была сила – “национальная гвардия”, за Сомосой стояли США). В 1936 году, Сомоса поднял мятеж. Сакаса ушел в отставку. Сомоса стал президентом. Началась “эра Сомосы”, которая продолжалась долгих сорок пять лет.
     
  5. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.998
    Симпатии:
    1.004
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    Сомосизм

    Анастасио Сомоса Гарсия, происходил из очень интересной семьи.

    [​IMG]

    Прадед Анастасио Сомосы – Анастасио Бернабе Сомоса был уголовником – вором, убийцей и бандитом. Начал он с карманных краж, кончил налетами на дома и грабежом на большой дороге. Кликуха у Бернабе Сомосы была “Анастасио Семь Платочков”. Кличка намекала сразу и на то, что Бернабе Сомоса во время налетов закрывал себе лицо платком, и на известную латиноамериканскую детскую сказку, в которой говорится, что и полудюжины платков не хватит, чтобы стереть с рук следы крови.
    В 1849 году, Анастасио Бернабе Сомоса попался и его повесили на фонарном столбе. Три дня труп прадедушки болтался на столбе, пока, наконец, не начал вонять (тропики!) и родственникам не разрешили его снять.
    Сыновья Анастасио – Луис и Анастасио – были ворами и карточными шулерами. В каком-то очень юном возрасте, оба братца заразились сифилисом, болезнь быстро прогрессировала, перешла в сифилис головного мозга – и однажды эти два полупомешанных мазурика что-то не поделили и укокошили друг друга: Анастасио выстрелил в Луиса сразу из двух пистолетов, а Луис порезал Анастасио насмерть ножом.
    Папаша нашего героя – тоже Анастасио (имя передавалось по наследству) – на почве врожденного сифилиса был умственно неполноценным и кончил свои дни в богадельне.

    Анастасио Сомоса Гарсия – славный потомок этой семейки дегенератов – начал свой трудовой путь с поездки в США, в Филадельфию, где он занялся подделкой долларов. Художником Анастасио оказался никудышним – и загремел в филадельфийскую тюрьму. Поскольку ему было лишь 17 лет, американская Фемида ограничилась двухмесячным заключением с последующей высылкой на родину. По дороге Анастасио обокрал какую-то бабушку (как ее звали, не знал и сам Анастасио, позже, вспоминая спьяну об этом “подвиге молодости”, он так и говорил: “бабушка”) и вернулся в Никарагуа с карманами, полными денег. Деньгами Анастасио сразу же стал сорить и моментально получил славу игрока, распутника и счастливчика, сказочно разбогатевшего в США.
    Но Анастасио-то знал, что он нигде не разбогател, и лихорадочно присматривал себе невесту из богатого аристократического семейства. Наконец, ему удалось задурить голову Сальвадоре Дебайле – девице из старинного и влиятельного рода.
    После женитьбы в 1919 году, Анастасио быстро прокутил приданое жены и вновь занялся подделкой денег. Но вновь попался. От тюрьмы его спасло только вмешательство высокопоставленных родственников жены.

    Некоторое время, Анастасио занимался преимущественно бейсболом и футболом. Подружившись на бейсбольном поле с янки, он устроился в Фонд Рокфеллера. Использовав свои связи в Фонде, с одной стороны, и родственников жены – с другой, в 1926 году, Анастасио Сомоса получил синекуру: пост “политического начальника” города Леон.
    В 1927 году, Анастасио внезапно стал генералом. Это – настоящий анекдот. В городке Сан-Маркос, либералы (к которым традиционно принадлежали Дебайле – родственники жены) подняли восстание. В рядах восставших оказался и Сомоса – поддержал родню. Правда, небескорыстно – его назначили “командующим южным флангом” и положили оклад в 700 кордоб. Правительственные войска окружили восставших на высоте близ города Хинотега. После первых же выстрелов, Сомоса пустился бежать. Бежал он быстро и долго и остановился уже около столицы. А остановившись, тут же сдался правительственным войскам. При этом, понятно, что отчитался по полной форме: так, мол, и так, я, Анастасио Сомоса Гарсия, политический начальник города Леон, командующий южным флангом повстанцев, перехожу на сторону законного правительства.

    На радостях, Сомосе сразу же присвоили генерала. (Везет же некоторым! У нас вот Дима Якубовский так генерала и не получил!)
    Вскоре “генерал” Сомоса познакомился с генералом Монкадой. Монкаде нужен был переводчик для общения с янки. Сомоса напросился на эту роль. Язык он действительно знал, хотя знание это было специфическим. Известный американский журналист Уильям Крем, хорошо знавший Сомосу, писал так: “По-английски Сомоса говорит бегло, но с фантастическим количеством ошибок и на том особом жаргоне, каким пользуются гангстеры американо-итальянского происхождения”. :-D

    Скоро Сомоса вырос из переводчика в секретаря генерала Монкады.
    Пока в Никарагуа действовали “пендомаринз”, “национальная гвардия” использовалась в качестве вспомогательной силы. Она не только была сформирована и обучена американцами, но и возглавлялась гринго, и все офицерские должности в ней занимали “гринго”. Но перед уходом из Никарагуа, американцы стали заменять офицеров из США надежными и проверенными никарагуанцами. И тут судьба еще раз улыбнулась Сомосе. “Гринго” решили сделать его командующим “национальной гвардией”. Сомоса внезапно оказался во главе самой крупной в Никарагуа военной силы.

    С 1936 года, когда диктатор Сомоса стал де-юре президентом страны, он принялся перекраивать жизнь в Никарагуа на свой лад.
    В стране еще оставалось много недовольных. Их ждали аресты и расстрелы. Сомоса выделил в центре Манагуа, на холме Тискапа, “закрытый район”, отрезанный от остального города широким красивым бульваром. Этот бульвар охраняли как военный объект – проникнуть внутрь через бесчисленные патрули можно было только по спецпропускам.
    Внутри бульвара, на холме Тискапа расположились президентский дворец, главное полицейское управление, военная академия с казармами, центральное управление и казармы “национальной гвардии”. Позже там были построены подземная тюрьма и подземная штаб-квартира Сомосы, именовавшаяся в народе “бункером”.

    А пока Сомоса переделал в тюрьму восточное крыло президентского дворца. Все камеры в этой тюрьме были сделаны в форме гроба, поставленного на попа: в этих склепах без воздуха и света можно было только стоять. По ночам с холма доносились крики пытаемых. По столице ходили слухи, что Анастасио Сомоса – садист, лично истязающий и убивающий арестованных. Иностранные дипломаты добросовестно передавали эти слухи своим правительствам в специальных донесениях.
    Скоро с холма стали доноситься и крики диких зверей: Сомоса разместил в восточном крыле вдобавок к тюрьме личный зверинец. В зверинец он подобрал исключительно хищников – и кормил их мясом своих жертв. Львов для зверинца Сомоса закупил в Южной Африке, тигров – в Индии, гиен – в Эритрее, горных волков – в Чили. Для крокодилов и анаконды во дворце вырыли специальные бассейны.

    В Никарагуа стали бесследно пропадать люди – и даже иностранцы. Жесточайшая цензура окончательно задушила и без того не ахти какую культуру. За хранение “не тех” стихотворений Рубена Дарио, могли расстрелять или скормить обитателям президентского зверинца. Одновременно существовала правительственная “Премия Рубена Дарио”, присуждавшаяся лучшему национальному поэту. Но почему-то, из года в год, эту премию получали только те, кто сочинял стихи, прославлявшие лично Сомосу.

    Вообще, культуру генерал Анастасио Сомоса терпел только такую, какая была доступна и понятна его уголовному уму. Хуже всего пришлось художникам. Сомоса, со времен своей фальшивомонетной юности, проникся глубоким уважением к людям, способным похоже нарисовать то, что они видят. Даже Гитлера, Сомоса особенно зауважал, когда увидел в каком-то журнале акварель фюрера – вполне реалистическую. На этой почве, все модернисты и абстракционисты преследовались. А уж когда Сомоса узнал, что кубист Пикассо – коммунист, так Никарагуа осталась без художников.

    Однажды кто-то из родственников жены сказал Сомосе, что танго первоначально было “танцем пролетариев Буэнос-Айреса”. Сомоса тут же запретил исполнение танго по всей стране. Граждане обязаны были сдать все грампластинки с танго – при этом каждого сдававшего штрафовали на 10 кордоб и записывали в список “неустойчивых к коммунистической пропаганде”, после чего, разбивали пластинку о голову ее владельца. Нескольких сильно пожилых бабушек, между прочим, таким образом убили. Владельца кинотеатра в Манагуа, опрометчиво показавшего фильм, где танцевали танго, Сомоса приговорил к пожизненному заключению с конфискацией кинотеатра в свою пользу.
    Лет через пять, Сомоса впрочем, танго разрешил: кто-то из американских дипломатов объяснил диктатору, что “пролетарий” – это совсем не то же самое, что “коммунист” .

    Сомосе, вообще всюду мерещились “коммунисты” – и он с ними боролся. Поэзия сюрреализма была запрещена потому, что она – “коммунистическая”. Кожаные куртки авиаторов были запрещены потому, что они – “коммунистические”. Закупленный в США паровоз марки “Ред Стар Лайн” Сомоса запретил выгружать в порту из-за “коммунистического” названия. Тюрьмы были битком набиты “коммунистами”. И это при том, что в Никарагуа не было никаких коммунистов вплоть до 1944 года.

    Зато Сомоса любил фашистов. Еще в 1935 году, он создал фашистскую организацию “Голубые рубашки”, а став президентом, благословил создание в Никарагуа филиала франкистской партии. С Франко, Сомоса вообще тесно сотрудничал – и республиканские власти в Мадриде даже были вынуждены выслать никарагуанских дипломатов из страны. Генеральный консул Никарагуа в Барселоне, был арестован за помощь франкистам. Еще Сомосе полюбилась муссолиниевская идея “корпоративного государства” – и по указанию президента никарагуанская газета “Коррео” всю вторую половину 30-х, занималась пропагандой фашистского “корпоративного государства”.

    Дома у Сомосы, висел большой портрет, на котором методом фотомонтажа был изображен Гитлер в обнимку с Анастасио Сомосой. Когда США вступили во Вторую мировую войну, американские дипломаты намекнули Сомосе, что портрет надо снять. Сомоса подчинился – снял портрет со стены гостиной и перевесил в спальню! В 40-м году, вообще выяснилось, что Сомоса предоставил территорию своей страны в качестве базы для уругвайских фашистов, готовивших на деньги Гитлера путч.

    Когда президент США, Франклин Рузвельт решил намекнуть Сомосе, что жизнь в Никарагуа уж слишком недемократична, Сомоса ответил: “Демократия в моей стране – это дитя, а разве можно давать младенцу всё, что он попросит? Я даю свободу – но в умеренных дозах. Попробуйте дать младенцу горячего пирога с мясом и перцем – и вы его убьете”. Именно тогда Рузвельт и сказал свою знаменитую фразу: “Сомоса, конечно, сукин сын, но это – наш сукин сын!“.

    Вообще-то, честно говоря, в Никарагуа в 1936 году, действовала конституция, запрещавшая высокопоставленным военным занимать президентский пост. Но Сомоса конституцию переписал. Потом ее пришлось переписывать еще два раза – то Сомоса продлевать срок президентства хотел, то отменял статью, запрещавшую повторное избрание президентом одного и того же лица .

    При Сомосе, в конституции было закреплено положение, что в Никарагуа могут действовать только консервативная и либеральная партии. Себя Сомоса считал “либералом”. А консерваторы считались “оппозицией”. Но “оппозиция” эта была тихой, беззубой, запуганной. Формально заседал парламент, проводились выборы. На самом деле, все решал один Сомоса. Но среди консерваторов, были богатейшие люди страны. Чтобы они помнили, кто в доме хозяин, Сомоса иногда их пугал: выпускал из тюрем пару сотен уголовников, и отправлял их в парламент - побуянить.
    А однажды, в 1944 году, когда в Манагуа начались массовые демонстрации женщин, требовавших освобождения своих мужей, братьев, отцов и сыновей – политзаключенных (Сомоса тогда немножечко “ослабил гайки”, шел 44-й год, Никарагуа формально находилась в состоянии войны с Германией, США и СССР были союзниками), Сомоса прибег к такому интересному приему - свез со всей страны проституток и послал их разгонять женскую демонстрацию.

    Иногда Сомоса устраивал своеобразные развлечения. Например, в 1947 году, он организовал “президентские выборы” и сделал “президентом” 70-летнего тяжело больного, умирающего Леонардо Аргуэльо – человека, которому Сомоса перекрыл дорогу к президентской власти, устроив в 36-м мятеж. Видимо, Сомосой руководил его патологически развитый садомазохистский комплекс.
    К изумлению Сомосы, Аргуэльо не захотел быть умирающей марионеткой, прикрытием для диктатуры. Он вник в государственные дела, поразился чудовищной коррупции и беззаконию и сместил с ряда выгодных должностей, нескольких родственников Сомосы – тех, чье назначение было неправильно оформлено, и кто уж совсем беззастенчиво воровал казенные деньги. Сомоса тут же окружил танками президентский дворец и сместил строптивого старика. Аргуэльо пробыл “президентом” всего 25 дней.
    Укрывшийся в посольстве Мексики, Аргуэльо был объявлен “умалишенным”.
    Вскоре Сомоса, выпустил его умирать – в Мексику. А сам назначил нового “президента” – Бенхамино Лакайо, собственного дядю. Потом созвал Учредительную ассамблею и Никарагуа получила нового “президента” - Виктора Мануэля Романа и Рейеса. Этот последний, сочетал в себе достоинства предыдущих двух: как Аргуэльо, он дышал на ладан (Рейесу было 80 лет), и как Лакайо, был родным дядей Сомосы. На сей раз эксперимент Сомосы блестяще удался – Рейес вскоре умер. Довольный результатом, Сомоса вновь “избрал” в президенты самого себя.

    Иногда Сомоса играл в войну. Например, в 1948 году, когда в соседней Коста-Рике вспыхнула гражданская война между сторонниками законного, но антиамериканского правительства и сторонниками ставленника США Хосе Фигереса, Сомоса послал на помощь Фигересу свою “национальную гвардию”. Коста-Рика была (и есть) демилитаризованной страной, то есть не имеющей регулярной армии. Понятно, что “гвардейцы” Сомосы быстро всех, кого хотели, перевешали и перестреляли и установили в стране такой режим, какой был нужен Вашингтону (наглядный урок всем пацифистам!).

    Анастасио Сомосу, никак нельзя было назвать “любимым лидером нации”. Несмотря на террор, в Никарагуа регулярно находились люди, достаточно смелые для вооруженной борьбы.
    В 1937 году, бывший генерал армии Сандино - Педро Альтамирано, начал партизанскую войну в горах Чонталес. Но отряд Альтамирано был разгромлен, тяжело больного и почти ослепшего генерала убили “национальные гвардейцы”.
    В 1948 году, новый партизанский очаг основал другой генерал-сандинист Хуан Грегорио Колиндрес. Но и его постигла неудача.
    В 1954-м, вспыхнуло восстание крестьян Бояко, подавленное Сомосой.
    В 1956 году, группа молодых поэтов составила заговор. Они намеревались убить Сомосу во время бала в его честь, в Леоне, который устраивался “желтыми” просомосовскими профсоюзами, и поднять вооруженное восстание. Основным боевиком, должен был стать молодой поэт Ригоберто Лопес Перес. Уже перед началом бала, товарищи предупреждают его - с восстанием не получается, операция откладывается. Ригоберто отвечает: уходите, уничтожайте улики, я остаюсь – другого случая может не быть. Он принимает яд, чтобы никого не выдать под пытками и танцуя пасодобль, приближается к Сомосе. Выхватывает пистолет. Охрана диктатора вскакивает и тоже выхватывает оружие. Прежде чем нашпигованный пулями Ригоберто Лопес Перес упал на пол, он успел сделать шесть выстрелов и трижды попал в цель. Уже на полу, среди криков, грохота падающей мебели, всеобщей паники, он понял, что Сомоса жив и выстрелил в седьмой раз. И этот последний выстрел, в пах – оказался смертельным.
    На вертолете американских ВМФ, Сомосу увозят в зону Панамского канала, куда прилетают лучшие хирурги из США, в том числе, личный врач президента Эйзенхауэра. Восемь дней, они бьются за жизнь Сомосы – но безуспешно. 29 сентября 1956 года, Анастасио Сомоса Гарсия умирает.
    Так закончил свою жизнь, первый ублюдок из клана Самоса.
     
  6. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.998
    Симпатии:
    1.004
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    Гранада. Гранада мне понравилась сразу, еще не выходя из буса. Мы ехали по этим старым, извилистым улочкам, мимо этих старых кас, в классическом, колониальном стиле, и мне с каждой минутой, этот город нравился все больше и больше. А когда я вылез из него и пошел на поиски геста, я понял что пробуду здесь дольше отведенных двух дней.

    Можно сказать, я влюбился в Гранаду. Какой Леон, какая Антигуа Гватемала!!! Этот город – лучший из всех центральноамериканских городов, какие я видел до него. В нем гармонично сочетается старая колониальная архитектура, не испорченная разными вывесками в стиле «Пепси» и все то, что необходимо для комфортной жизни. Везде чисто, уютно и красиво. Мест для посещения куча! Причем и в самом городе, и в не его.

    Поэтому, я решил не гнать лошадей с Мексикой. Зачем спешить? Особенно если ты в Латинской Америке. Особенно если ты в Гранаде. Мексика подождет. Все равно, я ее посмотреть всю не успею, ни за 30 дней, ни за 45, и возвращаться придется полюбасу!!! Я же не посещаю страны для галочки, я просто живу в них, переезжая с место на место, т.е. путешествуя, причем только те, в которые меня тянет и влечет.

    А тут еще всплыла информация, об интересных местах, про которые как водится, в ЛП написано одной строчкой. И все идет к тому, что Рождество и НГ я буду встречать в Никарагуа, в Гранаде, до этого сделав круг, по местам которые я хочу посетить. Ну а уже после, на месяцок, в Мексику, сократив список необходимых к посещению мест в ней. В этот раз.

    Ну а Кубу… Кубу, впечатлившись фотоподборкой Les_Paul, я решил сократить до трех дней. День прилета, день улета, и день между ними. :-D

    Итак, здесь, заселился опять в дорм одного геста. Вообще, у наших туристов, немного не правильные представления о дормиториях. Они их представляют какими-то ночлежками для бедных. Это не так. Вернее, это не всегда так.
    Вот, к примеру, гест - «Бекпекерс», практически в центре Гранады. Я сначала подумал, что это ошибка. Старинный особняк, как бы сказали у нас, с евроремонтом, больше похожий на картинную галерею, чем на отель, а не то, что на гест.Уже хотел было валить не спрашивая ничего, но меня заботливо отловили и рассказали, что по чем. И я передумал идти дальше.
    Wifi, бесплатный комп с инетом, для тех у кого нет ноута, кухня, кабельное ТВ, дорогая мебель, очень чистые комнаты с прикольными кроватями и старинной люстрой. Цена вопроса - 8 у.е. сутки. Чтоб понять ,как все это выглядит, вот фото:

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    В комнате, я один! В самом гесте, нас трое, я, бабулька из пендосии (ох уж эти пендоские бабульки) и дедок непонятно откуда, но имхо, с тех же краев. Бабулька в персональной комнете, дедок в дорме за 10 у.е. (кровати в один этаж), а я за 8 у.е. с кроватями в два.

    Забегая вперед скажу – на следующий день, бабулька свалит, а через день свалит и дедок, и я останусь один в старинном, колониальном, испанском, особняке, с кучей обсуги только для меня и представлю себя Доном Фернандо де… Малхазом :-D

    Цены. Цены практически боливийские. Зашел случайно в ресторан, типа московского «Дрова» или такого плана, на 3 у.е., просто обожрался!!! Одним словом – лепота!!!

    Итак, Гранада была основана все тем же Франсиско Фернандо де Кордобой, в 1524 году. Это самый первый, из основанных испанцами городов, на территории Никарагуа.
    Потом, при независимости, он стал столицей и оплотом консерваторов. Вот их каса, до сих пор здесь заседают.

    [​IMG]

    [​IMG]

    Не знаю, то ли они поспособнее были, то ли поусерднее, но разница между этими городами, видна сразу. Причем не в пользу Леона. Даже Уильям Уокер, и то выбрал своей столицей Гранаду. Видать тоже впечатлился увиденным. Вот кстати дом, где он жил:

    [​IMG]

    [​IMG]
     
  7. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.998
    Симпатии:
    1.004
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    Кроме самого колониального центра, есть еще 5 церквей, которые стоит посмотреть, и самая красивая церковь, по крайней мере, из всех никарагуанских, расположена здесь – La Merced.

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    Также есть два музея – археологии и религии, последний расположен в бывшем монастыре франсисканцев.
    Как и положено, есть форт – La Polvora. Ну и малекон, на котором сохранилось старое здание речного порта, откуда по понедельникам и четвергам, отправляются кораблики на остров Ометепе.

    [​IMG]

    [​IMG]

    На берегу памятник - Франсиско Кордобе

    [​IMG]

    Ну и сам берег

    [​IMG]

    [​IMG]

    Некоторые из местных, вместо Алька Зельцер, используют водные процедуры. вроде бы помогает

    [​IMG]

    Нас здесь знают, помнят и любят

    [​IMG]

    Рядом вулкан Момбачо

    [​IMG]

    Ну и сам город.

    [​IMG]

    [​IMG]

    Если архитектура осмотрена, надо посмотреть картины. Мне нравится. Особенно такие

    [​IMG]

    Называется: mujer que no tiene miedo (женщина без страха) Цена 500 пендорублей.
    Или вот такая:

    [​IMG]

    Эта подешевле. И размером поменьше.

    Побродив день по городу, я решил сменить городские декорации, на натуралесу, и в одном из тур агенств, взял два тура. Почему решил поехать с агенством, вы поймете из рассказа.
     
  8. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.998
    Симпатии:
    1.004
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    Место президента тут же занимает сын Анастасио Сомосы – Луис Сомоса Дебайле.

    [​IMG]

    Новый президент, сразу же назначает командующим “национальной гвардией” своего брата – Анастасио Сомосу Дебайле.

    Всех, кого братья Сомоса заподозрили к причастности к убийству, отправили под трибунал. Среди арестованных были и два будущих лидера Сандинистской революции – Карлос Фонсека и Томас Борхе. Но никаких доказательств против них нет, кроме смутных подозрений. Обоих будущих лидеров сандинистов, во время следствия зверски избивают, особенно Борхе – его подозревают больше. Но они молчат. Карлоса Фонсеку выпускают. Борхе в январе 1957 года, предстает перед судом трибунала. Трибунал его оправдывает.

    С тех пор, все как-то пойдет у братьев Сомоса наперекосяк. Видно кончился фарт. Уже в 1957-м, офицеры элиты “национальной гвардии” – ВВС (у “национальной гвардии” к тому времени будет уже и ВВС) составят заговор против диктатуры. Заговор раскроют. 1 января, следующего, 1958 года, офицеры будут осуждены судом военного трибунала. Но в том же году, в стране возродится партизанское движение – и уже не прекратится до тех пор, пока сандинисты не свергнут диктатуру семейства Сомоса.

    Еще Сомоса Гарсия, выпустил в оборот денежные купюры с портретом своей дочери Лилиан. Но при Луисе Сомосе, с этим купюрами возникает конфуз: “неизвестные негодяи” по всей стране, начинают пририсовывать дочке тирана усы и аккуратно писать над портретом “la puta” (шлюха). Приходится купюры с портретом заменить на другие – с пейзажем.

    В 1963 году, братья Луис и Анастасио поругаются – кому быть президентом. В конце концов, решат, что никому – и назначат на пост президента марионетку по имени Рене Шик. Этот бедный Рене Шик, вынужденный подчиняться сразу двум Сомосам, за три года постареет лет на двадцать и превратится в законченного неврастеника. Наконец, в августе 1966 года, когда в Никарагуа распространится панический слух, что на севере страны, в горах, появились партизаны во главе с “самим” Че Геварой и легендарным лидером гватемальских герильерос Турсиосом Лимой, Рене Шик получит от братьев Сомоса два взаимоисключающих приказа.

    Анастасио, психически не очень здоровый, прикажет президенту Шику “объявить войну Кастро и послать самолеты бомбить Кубу” (он не знает, что у ВВС Никарагуа, нет самолетов, способных летать так далеко), а Луис, тоже психически не очень здоровый, прикажет послать те же самолеты бомбить партизанские районы Никарагуа и Гватемалы одновременно (ему не приходит в голову, что гватемальцы могут это воспринять как агрессию и начать в ответ бомбить Никарагуа). Бедный Шик, не зная, как выполнить эти два бредовых приказа и боясь возразить безумным братцам, умрет от разрыва сердца.

    Луис и Анастасио, опять начнут спорить, кто должен стать президентом. Кончится все печально. Однажды, в январе 1967 года, в пять часов утра, в спальне Луиса Сомосы раздастся телефонный звонок. Пьяный в дым Анастасио кричит в трубку:
    - Лучо! Быстро одевайся! Сейчас к тебе придет Лилиан!
    - Она что, в Манагуа? – удивляется Луис Сомоса (Лилиан постоянно жила в Вашингтоне).
    - Конечно!
    - А что она тут делает? – пытается спросонья собраться с мыслями Луис.
    - Задницу свою спасает!
    - От кого?
    - Ты что, ничего не знаешь?
    - А что случилось?
    - В США коммунистический переворот!
    Луис Сомоса замертво падает у телефона .
     
  9. les_paul Новичок

    С нами с:
    29 окт 2010
    Сообщения:
    807
    Симпатии:
    0
    Репутация:
    18
    Вот такое желтое здание с башенками, по–моему, в каждой латиноамериканской стране есть в каждом крупном городе. :D
     
  10. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.998
    Симпатии:
    1.004
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    не в каждом, но практически во всех столицах. Так это Кафедральный Собор. Это как у нас раньше, практически как Обком КПСС. И все что строилось после 1800-го и до 1920-го, практически по одному проекту.
    Как говорил Хуан Пабло, тот что Второй: экономия должна быть экономной. :)
     
  11. Роман Ник Новичок

    С нами с:
    30 ноя 2010
    Сообщения:
    15
    Симпатии:
    0
    Адрес:
    Москва
    Репутация:
    0
    неа, планы остались в силе. в первых числах апреля с группой товарищей двигаем по твоим стопам гватемала-белиз-гондурас ;-) . я тебе на mail послал наш маршрут. если будет время, не сочти за труд, посмотри взглядом бывалого, лана? :)
     
  12. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.998
    Симпатии:
    1.004
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    хорошо, я то посмотрю, но единственное, что смотреть то? в плане чего?
     
  13. MusCat Новичок

    С нами с:
    3 окт 2010
    Сообщения:
    107
    Симпатии:
    1
    Адрес:
    Кременчуг
    Репутация:
    2
    На этом плакате что-то типа «разыскивается преступник»?
    Я правильно поняла?
     
  14. Роман Ник Новичок

    С нами с:
    30 ноя 2010
    Сообщения:
    15
    Симпатии:
    0
    Адрес:
    Москва
    Репутация:
    0
    да в плане интересно/не интересно, можно добраться/зае...ся пыль глотать. стоит ли горбатиться, чтобы посмотреть нечто, что того не стоит, при условии того, что мы будем на авто. как-то так 8-)
     
  15. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.998
    Симпатии:
    1.004
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    Рома, ну еще до вашего возвращения, я сам вернусь, поэтому думаю мы встретимся и я отвечу на все твои вопросы.
    Но так вот прямо сказать можно-нельзя, стоит-не стоит, я не могу. Все же люди разные, вкусы и пожелания тоже. Да ты и сам все помнишь (по Венесуэле-Колумбии), что я тебя лечить буду.
    Из того, что конкретно не сможете - ща посмотрел на карту и вспомнил - Агватеку и Яхща посмотреть в один день.
    Рома, это города. Большие. Их даже бегом смотреть - 2 часа. До Агватеки только плыть на моторке. Дороги нет. Это тоже два часа. Вот и считай - 2+2+2=6. Даже если вы выплывете туда в 6 утра, то к машине вернетесь в 12-13 часов. Потом до Яхща ехать еще 2 часа. А темнеет там в 5-30 вечера.
    Причем это все я пишу, имея ввиду, что кто-то из вас говорит свободно по испански и знает дорогу. Если такого нет - добавь еще 2-3 часа.
    Короче, при встрече расскажу.
     
  16. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.998
    Симпатии:
    1.004
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    это типа такой вид политической контр агитации. это люди из партии Чамморо.
     
  17. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.998
    Симпатии:
    1.004
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    Побродив день по городу, я решил сменить городские декорации, на натуралесу, в одном из тур агенств, взяв два тура. Почему решил поехать с агенством, вы поймете из рассказа.
    Из окрестных мест, я решил посетить два - полуостров Асесес, вокруг которого расположены десятки мелких островов, и вулкан Масайя.

    Первым был тур – las isletas.

    [​IMG]

    В 9-00 утра встреча с гидом – Рамоном и попутчицей – теткой из Оланды. В центре, сели на велисапеды, и покатили сначала в сторону полуострова, а потом и по самому полуострову.

    Места красивые и интересные. Озеро Никарагуа, это самое большое озеро в Центроамерике, и второе (после Титикака) во всей Латинской Америке. Волны, сильнее чем на карибском море. Где-то на середине полуострова, мы слезли с великов и пересели на поджидавшую нас моторную лодку. Далее, блуждание между островами.

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    Острова прикольные. Практически на каждом из них, по особнячку. На каком-то больше, на каком-то меньше. Там живут богатые люди. Из Никарагуа, да и из других стран. По этим островам, можно изучать современную экономическую географию Никарагуа. Гид только и успевал: « вот это, остров семьи Сандино, а вот это, остров семьи Самоса, но там сейчас никто не живет, потому как они все убежали в Парагвай, а вот это, остров семьи … (забыл фамилию). Они владеют торговой маркой Флор де Канья (завод по изготовлению рома), пивзаводом «Тонья», акциями нескольких банков, и еще много чем по мелочи. Они итальянцы, но в Никарагуа уже больше ста лет. И все в таком духе.

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    Из разговора с Рамоном (гидом) догадался о его отце. Он (Рамон) никарагуанец, но большую часть жизни, прожил в штатах. По его словам, его отец с семьей, уехал в штаты в 80-м году. Рамон недавно вернулся. Отец нет. До сих пор в штатах. Я сопоставил даты - падение режима Самос, бегство всех причастных к клану, и понял, что папик Рамон как раз из этих самых. Потом видно был в контрас, и сейчас не рискует возвращаться. :D
    Я задал ему два вопроса: первый – где остров семьи Ортэга, и второй – сколько стоит остров?
    Его ответы: семья Ортега не имеет острова, так как он не любит консерваторов и их город, и цена, цена острова, от 150 до 250 тысяч долларов. Это просто острова. Острова с уже построенным домом, бассейном, пристройками и всем прочим – от 400 000 до 500 000 долларов. Такие вот острова, по цене убитой московской хрущевки. Кому интересно – звонить сюда:

    [​IMG]

    Заплыли на островок где живут бедные (там есть и такие), типа ознакомится с жизнью индейцев. По главному законы – закону гостипреимства, гостей угощают кокосами. А по закону джунглей – на пальму за ними, лезет самый молодой индеец :-D

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    Кокосы сорваны, выпиты, спасибо этому дому – пойдем к другому


    Потом, мы причалили к острову-форту, где располагалась орудийная батарея, для защиты города от пиратов, которые полюбили его грабить. На этом поприще, здесь отметились и Морган, и «Китаец», и еще много флибустьеров того времени. Форт называется Сан Пабло.

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    Есть еще остров обезьян. Их там четверо - три моно аранья (обезьяна-паук) и один еще какой-то моно. Для развлечения туристов, их туда завезли. Бедные обезьяны, кричат в надежде, что их эвакуируют с острова, но кроме хлеба, никто им руку помощи протянуть не хочет. :(

    [​IMG]

    Экскурсия длится 4 часа и стоит 19 у.е. Как вы понимаете, без катера все это не посмотришь, а арендовать катер персонально… одним словом вы поняли.
     
  18. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.998
    Симпатии:
    1.004
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    Похоронив брата, Анастасио Сомоса Дебайле становится в марте 1967 года президентом. На нем династия и прекратится.

    [​IMG]

    Династию Сомоса погубит, как последнего фраера, жадность. Сомосы будут воровать, воровать, присваивать, конфисковывать, грести, грести, грести под себя. В конце концов, родственники Сомосы займут все самые прибыльные места. Семейству Сомоса, будут принадлежать: весь торговый флот Никарагуа, единственная авиакомпания, крупнейшая газета, почти все поголовье крупного рогатого скота, 10% всех земельных угодий, пакеты акций почти во всех компаниях, действующих в Никарагуа (без этого нельзя было рассчитывать на успешный бизнес в стране) и так далее, и так далее. Семейство Сомоса, владело одной третью всего национального богатства страны! Даже когда в 1954 году, Никарагуа получила от США займ на перевооружение, Сомоса Гарсия денежки прикарманил, а оружие купил за счет казны.

    Незадолго до смерти, “президент” Аргуэльо (тот самый, что правил лишь 25 дней) рассказал в Мексике, что когда, правительство Никарагуа, купило в США 100 тракторов – Сомоса 98 взял лично себе.
    В 1972 году, в Никарагуа произошло страшное землетрясение. Эпицентр его оказался точно в Манагуа. Практически вся столица была разрушена, десятки тысяч человек погибли, сотни тысяч – остались без крова. Международная помощь пошла в Никарагуа сплошным потоком. Всего товаров, медикаментов, продовольствия, денег поступило в Никарагуа на 85 миллионов долларов. Анастасио Сомоса-младший украл всё!
    Товары, продукты и медикаменты, которые должны были раздаваться бесплатно, он продавал (в том числе и за границу). Он захватил земельные участки, а затем стал продавать их под застройку по баснословным ценам. Он создал 50 строительных компаний, чтобы доходы от строительства тоже шли ему в карман.
    А в это время, люди в его стране умирали от голода, от туберкулеза, от брюшного тифа, от дизентерии, от малярии. На каждые 100 человек было 17 больных туберкулезом. Каждый второй ребенок не доживал до 4 лет. На всю страну (2 с лишним миллиона жителей) было лишь 2 тысячи больничных коек. Безработица к концу владычества Сомосы-младшего, дошла до 400 тысяч человек – то есть, без работы был каждый второй взрослый трудоспособный никарагуанец. Почти никто из тех, кто лишился в 72-м жилья из-за землетрясения, не смог обзавестись новым.

    Чтобы не умереть с голоду, десятки тысяч никарагуанцев сдавали кровь. Человеческая кровяная плазма в 70-е, заняла третье место по стоимости в экспорте Никарагуа – после хлопка и кофе. Совладельцами компании “Пласмафересис”, занимавшейся по всей стране консервированием и экспортом плазмы крови, был Анастасио Сомоса-младший и кубинские контрреволюционеры-эмигранты из Майами. Про Анастасио-младшего, еще в 60-е поговаривали, что он неравнодушен к человеческой крови. Одна из двух его кличек была “Вампиро” (вторая – “Горилла”). У Анастасио-старшего, кличка была “Тачо” (по-испански – “Дефективный”, но в Центральной Америке, это ругательство, означающее примерно “подонок” или “ублюдок”).
     
  19. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.998
    Симпатии:
    1.004
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    После обеда, в 14-00, другая экскурсия – на вулкан Ниндири, или как принято говорить у «гринго» - Масайя.

    [​IMG]

    Здесь такая же ситуация, без агенства никак. Доехать конечно до въезда в нац-парк можно, но топать потом, еще 5-6 км, но и это не беда. Беда в том, что без гида вы ничего не найдете, плюс, ночные экскурсии, проходят только с тур-фирмами, для одиночек, в 17-00 парк закрывается.

    Поехали. Состав группы: два тетки из Австрии, тетка из Испании с надписью на рюкзаке: Soy libre, гид и я. Сам вулкан, состоит из 5-ти кратеров, три из которых действующие. Схема выглядит так:

    [​IMG]

    При въезде, есть небольшой музей, где если вы владеете испанским или английским, то сможете узнать многое о вулканах и сейсмологии. Тем кто с языками не знаком, просто можно посмотреть макеты. Вот скажем как выглядят тектонические разломы Земли:

    [​IMG]

    Ну что сказать, слов нет – одни слюни. Это прикольно!!! Пакайя это просто херь какая-то, по сравнению с огромным кратером, когда ты стоишь на его краю, и смотришь как с него валит дым, газы и внизу бурлит лава. Вокруг пару мирадоров. Вот самый первый

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    С которого в 1525 году, экспедиция под руководством монаха Вальдабии, впервые увидела вулкан.

    Потом, когда полностью стемнело, мы отправились в пещеры, так называемые лавовые туннели, по которым раньше извергалась лава.

    [​IMG]

    [​IMG]

    В первой пещере, просто тучи летучих мышей. Как они начали летать!!! Уф!!! Туда-сюда.

    [​IMG]

    [​IMG]

    Потом просто пещера, проходите 200 метров в глубину, и гид рассказывает о минералах, о том как это все образовывалось. Интересно одним словом.

    [​IMG]

    На обратной дороге, встретились с небольшим боа конструктором, выползшим поохотится

    [​IMG]

    Кроме него, здесь есть и Барбара Мария, и Каскабель, есть койоты, да много чего еще.В 20-30 вечера, выехали назад. Из всех действующих вулканов, на которых я побывал в ЦА (это третий) - этот самый интересный.
     
  20. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.998
    Симпатии:
    1.004
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    Рожденные революцией или как закалялась сталь

    Все эти Чаморро и Сомосы дорого обошлись Никарагуа. С 1909 и по 1932 год (когда кончилась оккупация) правительственными войсками и гринго, было уничтожено 170 тысяч человек, с 1933 и по 1956 год (когда Ригоберто Лопес замочил Сомосу-старшего) жертвами правительственного террора стало еще 150 тысяч, с 1956 по 1967 (при Луисе) – 90 тысяч, с 1967 по 1979 (при Сомосе-младшем) – еще 180. Это только жертвы прямых репрессий, не считая умерших от голода, нищеты, болезней.
    Чтобы понять, какие это безумные цифры, надо вспомнить, что Никарагуа – страна крошечная, в 1940 году, все население составляло 800 тысяч, в 1960-м – полтора миллиона, в 1975-м – 2 миллиона 400 тысяч. К концу владычества семьи Сомоса, численность населения страны упала почти на 300 тысяч человек!
    Если экстраполировать масштаб расправ на Россию, это выглядело бы так: с 1909 по 1932 год, в России, правительство должно было бы уничтожить почти 50 миллионов человек; с 1933 по 1956 – еще 25 миллионов; с 1956 по 1967 – 12 с лишним миллионов; с 1967 по 1979 – еще свыше 23 миллионов! Итого: 110 миллионов (а все население России сейчас – меньше 155 миллионов).
    Стоит ли после этого удивляться, что сандинисты, несмотря на тяжелые потери, всегда находили достаточное число добровольцев, чтобы сражаться с Сомосой?

    Партизанская война в Никарагуа была занятием не для трусов и не для карьеристов. Из 11 человек, основавших Сандинистский фронт национального освобождения (СФНО), до победы революции дожил лишь один – Томас Борхе Мартинес, но и у него “национальные гвардейцы” убили жену и дочь, а сам Томас, раненный, был взят в плен, подвергнут пыткам и приговорен к 30 годам заключения. Все остальные основатели СФНО, погибли в 20-летней борьбе. За это время, почти полностью сменились три состава руководства СФНО – кто погиб в бою, кто казнен, кто замучен в тюрьме.
    В сентябре 1958 года, сандинистский генерал Рамон Раудалес начал партизанскую борьбу на Севере, близ границы с Гондурасом. 6 октября, ему удается разгромить силы “национальной гвардии” близ Халапы, но 18 октября, генерал гибнет в бою в местечке Яули, близ города Эль-Хикаро. Его бойцы уходят в подполье или переходят через границу. Там, за границей, при личном участии Че Гевары, готовится в 1959 году – году победы Кубинской революции – возобновление герильи. Сомоса тем временем, испуганный победой Кастро и началом партизанской войны, ежедневно десятками арестовывает “подозрительных”. Молодежь бежит в Коста-Рику и Гондурас – и приходит к будущим партизанам. В подполье и в эмиграции, Карлос Фонсека и Сильвио Майорга, создают организацию Демократическая молодежь Никарагуа – предшественника СФНО. Карлоса арестовывают, пытают и не добившись ничего, высылают 12 мая в Гватемалу. 30 мая, диктатура вводит осадное положение по всей стране.

    В июне, Фонсека возвращается в Никарагуа – во главе партизанской колонны “Ригоберто Лопес Перес”. Задача колонны – поддержать на Севере, борьбу партизанского отряда Мануэля Диаса и Сотело. Но 24 июня, в местечке Чапарраль, на границе с Гондурасом, колонна “Ригоберто Лопес Перес” подвергается нападению сразу и “национальной гвардии” Сомосы, и гондурасской армии. Действия обеих сил координируются американскими советниками из посольства США в Тегусигальпе, столице Гондураса. В этом бою, помимо никарагуанцев, погибнут два кубинских добровольца – Марсело Фернандес и Онелио Эрнандес. Карлос Фонсека, будет тяжело ранен и останется жив чудом, “гвардейцы” примут его за мертвого.
    Неудачи продолжаются, в июле гибнут командиры партизанских отрядов в департаменте Рио-Сан-Хуан - Виктор Ривас Гомес и Наполеон Убилья.

    В знак протеста против расправ над пленными партизанами, 23 июля, выходят на улицы студенты Леона. “Национальная гвардия” расстреливает демонстрацию. 4 студента убито, свыше 100 ранено.
    В августе, попадает в плен и Мануэль Диас. Его долго пытают, но он никого не выдает. Тогда его казнят.

    К концу года, партизанские действия ведутся уже в четырех районах на Севере и на Юге. Герилью на Севере, возглавляют Хулио Алонсо и кубинец Хосе Антонио Молеон. Они чувствуют себя уверенно. На Юге дела хуже, там властями захвачены в плен местные командиры герильи.
    Тем временем, Фонсека, подлечившись, привозит в Гавану из Венесуэлы большую группу никарагуанцев-политэмигрантов. Начинается серьезная подготовка к герилье. У Фонсеки новые друзья - Че Гевара и Тамара Бунке (легендарная партизанка Таня, погибшая в Боливии). Они активно помогают сандинистам.

    Кубинское руководство, считало своим долгом помогать всем левым партизанским движениям в Латинской Америке. Разница была лишь в том, что одним можно было помогать более открыто и масштабно – при советской поддержке, а другим – менее (чтобы не раздражать СССР). Критерий был такой: поддерживает местная компартия герилью или нет. В Никарагуа, как назло, компартия – Никарагуанская социалистическая партия – герилью не поддерживала. Чем эта партия занималась, вообще не очень было понятно. Конечно, она действовала в глубоком подполье – не очень развернешься. Конечно, вела пропаганду. Но отношение у сандинистов к НСП было более чем скептическое. В 1964 году, сандинисты уличили тогдашнего 1-го секретаря ЦК НСП в том, что он не читал “Манифест Коммунистической партии” Маркса и Энгельса!
    После победы Сандинистской революции, НСП распадется на три компартии. Одна из них поддержит сандинистов, две другие уйдут в оппозицию.

    В 1960-м, в Никарагуа уже действуют два партизанских фронта: Революционный фронт “Сандино” и “Фронт Вентана”. Но мир еще практически ничего не знает о партизанской борьбе в Никарагуа. Тогда партизаны пытаются обратить на себя внимание международной общественности – захватывают город Ороси, на южной границе Никарагуа. Бои идут с 2 по 23 февраля. Партизаны отступают и сдаются властям Коста-Рики. Сальвадор предоставляет им политическое убежище.
    25 марта, сандинисты, наконец-то, захватывают целый город – Сан Рафаэль дель Норте и удерживают его 4 часа.

    В мае – впервые за долгие годы – происходят массовые выступления против Сомосы в Манагуа. В июле, студенты захватывают университет Леона, в сентябре происходит всеобщая забастовка в Национальном университете столицы. 5 сентября, тысячи человек выходят в Манагуа на похороны Аякса Дельгадо – одного из лидеров Патриотической молодежи, убитого в тюрьме “Ла Авиасьон”.

    К концу года, становится совсем жарко. В ноябре, партизаны во главе с полковником Эриберто Рейесом, бывшим заместителем Сандино, нарушают телефонную и телеграфную связь с городом Окоталь и совершают рейды по всему департаменту Новая Сеговия. А 11 ноября, начинаются вооруженные восстания в городах Хинотега и Дирьямба. В стране вновь вводится осадное положение.

    1961 год, считается годом формального основания СФНО. Его основателями и первыми членами стали: Сантос Лопес (умер от ран в 1965-м), Сильвио Майорга (погиб в бою, в Панкасане в 1967-м), Хорхе Наварро (погиб в бою, на реке Бокай в 1963-м), Хосе Бенито Эскобар (погиб в бою, в Эстели в 1978-м), Франсиско Буитраго (погиб в бою, на реке Коко в 1963-м), Ригоберто Крус (погиб в бою, в Панкасане в 1967-м), Фаустино Руис (погиб в бою, на реке Коко в 1963-м), Херман Помарес Ордоньес (умер от ран, полученных при отступлении от Хинотеги в 1979-м, меньше чем за два месяца до победы) и Томас Борхе – единственный, доживший до победы (в первом сандинистском правительстве он станет министром внутренних дел).

    Идеологом и признанным вождем СФНО был Карлос Фонсека Амадор (погиб в бою, в Синике в 1976-м).
    Карлос Фонсека, выглядел как типичный “ботаник” – никто бы не подумал, что это партизан: худенький, с острым подбородком и большим лбом, с неровно растущими усами и бородой, с криво сидящими очками в роговой оправе, с большими диоптриями. Однако, этот человек обладал безумной храбростью и огромным интеллектом. Он разработал идеологию Сандинистской революции и тактику боевых действий. Как и остальные лидеры сандинистов, он не отсиживался за границей, посылая в бой рядовых, а сам сражался за свои идеи с оружием в руках, 20 лет, год за годом, рискуя жизнью.
    После первого ареста и пыток в 56-м, он будет еще раз арестован в 1957-м, а в 1959-м – тяжело ранен в грудь в Чапаррале, где останется жив только благодаря своей выдержке, когда “гвардеец” несколько раз ткнет его штыком, чтобы убедиться, что Фонсека мертв, Карлос не издаст ни звука!!! В 1962-м, он руководит партизанскими действиями в районе реки Коко. В 64-м, его арестовывают в Манагуа. После полугодового заключения и жестоких пыток, Фонсеку высылают в Гватемалу. Он возвращается. В 1965-м, его вновь арестовывают и вновь высылают в Гватемалу. В августе 1967-го, Фонсека возглавляет отряды в горах. В 1969-м, его арестовывают в Коста-Рике. В октябре 70-го, он будет (вместе с Умберто Ортегой, Руфо Марином и другими сандинистами, содержавшимися в тюрьмах Коста-Рики) обменян на костариканских заложников, захваченных бойцами СФНО.
    В 1975-м, Фонсека возглавляет подполье в столице страны – Манагуа, а в 1976-м, уходит в горы, чтобы руководить боевыми действиями в департаменте Селайя. 7 ноября, он погибнет в бою. В 1977 году, Северный фронт партизан будет назван его именем.
    В промежутках между боями и тюрьмами, Фонсека успевает написать кучу книг и важнейших для сандинизма, больших теоретических статей: “Идеи Сандино”, “Краткий анализ партизанской борьбы в Никарагуа против диктатуры Сомосы”, “Секретная хроника: Аугусто Сесар Сандино перед лицом своих палачей”, “Кто такой сандинист?”, “Сандино – партизан-пролетарий”, “Заметки о положении в партизанском движении”, “Из тюрьмы я обвиняю диктатуру”, “Послание СФНО революционным студентам”, “Никарагуа, час ноль”, “Да здравствует Сандино!”, “Новое о Дарио и Горьком”, “Обзор интервенции США в Никарагуа”, “Синтез некоторых актуальных проблем” – и много других. Работоспособность у этого человека была поразительная.

    С 1962 года, партизанское движение в Никарагуа, развивается строго централизованно и планомерно – как герилья СФНО. Власти не могут справиться с партизанами, ни на реке Бихао, ни на реке Коко. В 63-м, СФНО впервые осуществляет акт “вооруженной пропаганды” - отряд под руководством Хорхе Наварро, берет штурмом радиостанцию “Мундиаль” в Манагуа. Наварро зачитывает в эфир заявление СФНО.
    Сандинисты проводят первые операции по самофинансированию – захватывают отделение правительственного банка (трофеи – 35 тысяч кордоб) и отделение североамериканского банка “Америка” в Манагуа.

    Братья Сомоса, бросают на поиски партизан даже авиацию. Безуспешно. На экспроприированные деньги, закупается оружие, средства связи, типографское оборудование. Руководители экса банка “Америка” – Даниэль Ортега, Селим Шибле, Эдуардо Перес, Карлос Диас – будут позже схвачены в Гватемале и после долгих пыток выданы братьям Сомоса. Об этом, торжественно объявят по национальному радио. Но окажется, что в глазах студентов сандинисты – не бандиты, а герои. Тысячи студентов выйдут на улицы Манагуа, требуя освобождения арестованных.

    В 1966-м, сандинисты уже могут похвастаться тем, что не только им помогают товарищи из-за рубежа, но и они возвращают долги: отряды партизан-сандинистов, под командованием Оскара Турсиоса, Хорхе Герреро и Эдмундо Переса, сражаются в Гватемале, в партизанской армии Луиса Турсиоса Лимы.

    В 1967-м, сандинисты превращаются в лидеров студенческого движения. Диктатура сама помогает им в этом. 22 января, “национальная гвардия” расстреливает в Манагуа, из пулеметов, антиправительственную демонстрацию, убив свыше 400 человек.
    В ответ, сандинисты распространяют герилью на город. 23 октября, отряд СФНО во главе с Даниэлем Ортегой, казнит одного из руководителей “национальной гвардии” – известного палача Гонсало Лакайо.

    В 1969-м, СФНО впервые демонстрирует свою силу соседним режимам, помогающим Сомосе. Сандинисты организуют побег из Центральной тюрьмы Коста-Рики, Даниэля Ортеги и Хермана Помареса – накануне их выдачи Сомосе. Особенно удивляет коста-риканскую полицию, побег Помареса, который при аресте был тяжело ранен.
    Чтобы освободить других сандинистов, арестованных в Коста-Рике, бойцы СФНО устраивают в этой стране, маленькую партизанскую войну. Когда в 70-м, власти Коста-Рики оказываются вынуждены обменять арестованных сандинистов на своих пленных, на улицах Манагуа и Эстели начинается ликование.

    В 1970-м, “национальная гвардия” переходит к тактике превентивных репрессий. В партизанских районах, гвардейцы разрушают дома, жгут посевы, режут скот, грабят и расстреливают крестьян, насилуют их жен и дочерей. Отчаявшиеся крестьяне, в мае 1971 года, организуют марш на Манагуа. По всей стране в знак солидарности с сандинистами, происходят захваты церквей. Сомоса бросает против партизан авиацию.

    27 декабря 1974 года, начинается новый этап герильи. В Манагуа, отряд сандинистов “Хуан Хосе Кесада”, захватывает поместье бывшего министра сельского хозяйства, миллионера Хосе Марии Кастильо Кванта, с собравшимися на прием в честь посла США, гостями из “высшего света”. При захвате поместья, Квант убит. Партизаны требуют освобождения всех политзаключенных в стране, повышения минимальной зарплаты трудящимся, выдачи 5 миллионов долларов и обнародования в печати, по радио и по телевидению, двух заявлений СФНО. Сандинисты попадают на первые полосы всех газет и в заголовки теленовостей. Журналисты во всем мире, оказываются вынуждены рассказывать своей аудитории, кто такой Сандино и что в Никарагуа – диктатура и идет партизанская война. Сомоса вводит в стране военное и осадное положение, проводит массовые аресты и грозит взять поместье Кастильо штурмом. Но среди заложников, захваченных сандинистами – миллионеры, министры, иностранные дипломаты, родственники самого Сомосы. Диктатор сдается. Из тюрем выпускают политзаключенных. Привозят деньги. Сандинисты с триумфом вылетают из Никарагуа за границу. По дороге в аэропорт их приветствуют тысячи восторженных людей. Сомоса унижен и обозлен, пендосы взбешены.

    В 1975-м, сандинисты вводят в практику периодические захваты небольших городов и показательные казни руководителей “национальной гвардии”, полиции и сомосовских судей на местах. На горном хребте Халапа, сандинисты открывают четвертый партизанский фронт. В ответ, США посылают в Никарагуа, десятки военных советников. Сандинисты, среди убитых врагов, обнаруживают также офицеров из Колумбии, Бразилии и даже офицеров сайгоновской армии.

    Следующий год, окажется тяжелым для революционеров. Гибнет Карлос Фонсека, проваливается подпольная сеть в Манагуа, Томас Борхе будет арестован и подвергнут зверским пыткам, СФНО разделится на три тенденции, каждая из которых будет настаивать на правильности своей тактики. В Никарагуа, вводятся отряды КОНДЕКА – созданного по требованию США - объединенного корпуса вооруженных сил, стран Центральной Америки. По всей стране “военные трибуналы” выносят по ускоренной процедуре смертные приговоры. Сжигаются целые деревни.

    Но тот же год, становится годом важных побед партизан на “культурном фронте”. Группа “Праксис”, мобилизует на поддержку сандинистов молодую интеллигенцию. В университетах и школах, оплевывают и забрасывают камнями модных буржуазных писателей, журналистов, актрис, модельеров. Смотреть “мыльные оперы” становится “неприлично”.
    “Шлюха! Шлюха! Пососи у Сомосы!” – кричит в аэропорту Манагуа, толпа молодежи ошеломленной “Мисс Никарагуа”, занявшей призовое место на конкурсе “Мисс Вселенная”. “Мисс Никарагуа”, безмозглая, смазливая дурочка, из богатого семейства, со слезами на глазах говорит прямо в телекамеру: “Они все с ума сошли. Сомоса – старый, толстый, волосатый и некрасивый! Я ни за что в жизни не стану заниматься с ним оральным сексом!” :-D
    Происходит скандал, озверевший Сомоса, распоряжается отправить “Мисс Никарагуа” в тюрьму. В результате еще одно богатое семейство Никарагуа переходит в оппозицию к диктатуре.

    На острове Солентинаме, на озере Никарагуа, священник Эдуардо Карденаль, поэт с мировой славой, создал для крестьян поселок-коммуну, где бедняки учились грамоте и зарабатывали на жизнь народными промыслами и писанием примитивных картин. Продукция общины пользовалась большим спросом в Европе и США. Никто не догадывался, что крестьяне отдают деньги на революцию, а падре Эдуардо – подпольщик, член СФНО.
    Когда сомосовцы узнали об этом, они разрушили коммуну, сожгли библиотеку, уничтожили оборудованный на острове Музей народного творчества. Всем крестьянам архипелага запретили рисовать, а тех, у кого нашли хоть какую-то картинку, – посадили. Карденаль ушел к партизанам.
    В это время, Голливуд предложил Габриэлю Гарсия Маркесу, 5 миллионов долларов за экранизацию “Ста лет одиночества”. Тот отказался, объяснив это так: “Я бы продал право на экранизацию – если бы эти деньги можно было отдать на революцию в Латинской Америке. Но я не вижу такой революции”.
    Спустя несколько дней, Маркесу позвонили. Говорил из Парижа Эдуардо Карденаль: “Габриэль, продавай права. Есть такая революция”. Так, 5 миллионов долларов, пошли на оружие сандинистам.

    Сомоса ужесточает цензуру, ему точь-в-точь как его папаше, начинает всюду мерещиться “коммунизм”. Из библиотек изымают и сжигают книги. Достоевского сжигают за то, что он – русский, Маркеса – за то, что он пособник сандинистов, “Восстание масс” Ортеги и Гассета – за название. Фильмы с участием знаменитых комиков братьев Маркс на киноведческом отделении Школы искусств, были изъяты и уничтожены, из-за одной только этой фамилии. Иностранные журналисты в Никарагуа замечают, что англоязычные песни, стало можно услышать лишь в международных гостиницах – и исключительно Фрэнка Синатру, Элвиса Пресли и “Бич Бойз”. Оказалось, Сомоса лично утвердил список из 284 групп и солистов, которые в Никарагуа запрещены за “пропаганду коммунизма”. Среди “коммунистов” не только Боб Дилан и Джоан Баэз, но и “Битлз”, “Роллинг Стоунз”, “Пинк Флойд”, “Кинг Кримзон”, “Дорз”, Джими Хендрикс, Дженис Джоплин, “Джефферсон Эйрплейн” и даже (сядьте, кто стоит!) “Бони М”.

    В 1977 году, СФНО разворачивает “стратегическое наступление”. Сандинисты переходят к целенаправленным нападениям на казармы “национальной гвардии” в крупных городах. Правительство начинает терять контроль над ситуацией. Партизаны громят поместья семьи Сомоса, крестьяне захватывают землю. В январе, происходят восстания в Леоне и Матагальпе, партизаны захватывают крупные города Гранаду и Ривас. Весь февраль, идут баррикадные бои в Леоне. Вспыхивают восстания в городах Монимбо и Масая, но “национальная гвардия” оказывается в силах подавить их. Однако инициатива уже в руках партизан. В марте, они приводят в исполнение, приговор начальнику Генерального штаба “национальной гвардии” - Рейнальдо Пересу, а в августе, штурмуют президентский дворец и захватывают в нем кучу высокопоставленных сомосовцев. Повторяется триумф декабря 74-го. Сандинисты вновь добиваются освобождения всех политзалюченных, выкупа в несколько миллионов долларов, публикации манифеста СФНО и беспрепятственного выезда из страны.

    С этого момента, режим Сомосы покатился под откос. Восстания в городах следуют одно за другим. Сомоса бомбит мятежные города с воздуха. Международная комиссия по правам человека, признает Сомосу ответственным за геноцид в Никарагуа. Коста-Рика, разрывает дипломатические отношения с диктатором. Партизаны создают на Южном фронте “Бенхамин Селедон” собственную радиостанцию – радио “Сандино”.

    В 1979-м, вся страна становится ареной боев. В январе, партизаны берут штурмом Эстели, в марте, бои начались в самой столице. Сандинисты начали генеральное наступление. Восстают Чинандега, Леон, Масая, Матагальпа . Сомоса вновь бомбит восставшие города, но это не помогает.

    16 июня, сандинисты формируют революционное правительство – Правительственную хунту национальной реконструкции. Уже 18-го, Панама разрывает дипломатические отношения с режимом Сомосы и признает Правительственную хунту. 28-го, новое правительство признает Ливия, 29-го – Вьетнам.
     

Поделиться этой страницей