Месоамерика. часть первая - Сальвадор.

Тема в разделе "Отчеты по Центральной Америке", создана пользователем malxaz, 28 сен 2010.

  1. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.952
    Симпатии:
    954
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    Итак, осмотрев практически все, что мне было интересно (за редкими исключениями), я перемещаюсь в регион под названием Месоамерика, или как у нас принято говорить – Центральная Америка, хотя это та же Америка Латина. Просто по правилам форума, отзывы по комбинированным поездкам в страны ЦА, пишутся здесь. А по ЮА, там. Поэтому я и разделил отчет на две части.

    Раньше меня как-то этот регион не интересовал, но прав наверное был Ур - не хватает эмоций и адреналина. Перефразируя героя Вицина из одной комедии по мотивам рассказов Зощенка: «авантюризъму нету».
    В Чили и на пляжах Бразилии я их вряд ли получу, а вот исследовав (пока только информационно) Месоамерику, я очень даже заинтересовался ею.
    Отчетов практически не читал. Не хочу засорять голову чужими впечатлениями и эмоциями, как это было скажем перед Вьетнамом. Да и ту информацию, по которой я пробежался на форуме, как бы это мягче сказать… эээ… типа – то, что смотрят 90% туристов, галопом по европам и из окна арендованной машины. Все с турфирмами, плюс туда не ходи, сюда не ходи, после 6 вечера не ходи, и ваще лучше не ходи и не ездей. Я так не люблю и поэтому попробую по-другому, так как люблю я, все с местными, с погружением в страну и в этом духе.

    Планы. Планы как всегда грандиозны. Насколько удастся воплотить их в жизнь – не знаю. На месте будем посмотреть, потому как имею в наличии только места, которые хочу посетить и их географические координаты. А далее на месте уже разберусь. По максимуму без турфирм.
    Что интересует? В первую очередь, интересуют города империи майя (не зря же тату на спине делал). Я их нашел уже 38, это в четырех странах: Гватемала – 27, Белиз – 8, Гондурас – 1, Сальвадор – 2. Многие из них, в труднодоступных местах, туристов там мало. Идти туда придется возможно и пешком, а ночевать в сельве. Как раз самое оно для адреналина. лишь бы москиты не закусали.

    Еще конечно вулканы. На парочку из них, я планирую забраться. А точнее на десяток. Нет, думаю хватит пяти. И опять же, по возможности сам, без всяких турфирм.

    Озера. Их там много и они довольно интересны. Основные: Атитлан, Пэтэн Итца, Лаго дэ Изабаль, Лаго дэ Илопанго, Лаго дэ Манагуа и Лаго дэ Никарагуа.

    Дайвинг. Хотелось бы понырять к акулам в Белизе, на пару рэков занырнуть в Гондурасе, ну и на Атитлане – в озерах еще не нырял. Но будем посмотреть на цены.

    Ну и всякие пиратские форты, средневековые города и конечно же места, связанные с интересными мне людьми.

    Самой большой авантюрой вижу:
    - поход к Piedras Negras (если получится) Один из крупнейших археологических памятников культуры майя классического периода.
    Современное название «Piedras Negras» (исп. «чёрные камни») происходит от цвета камней, использованных при сооружении зданий. Оригинальное название города звучало Йо’ки’б («вход» или «ворота»). На берегу реки Усумасинта стоит скала, на которой выгравирован знак Йо’ки’б (древнее название города).
    Город находится на западе департамента Петен, Гватемала, на территории национального парка Сьерра дель Лакандон. Он был столицей майяского царства Усумасинта и располагался на северном побережье одноимённой реки. Был окружён несколькими другими городами, известными под современными названиями Ла-Хойянка, Ла-Онрадес, Пахараль, Сапоте-Бобаль и Ла-Пасадита.
    Известный американский археолог русского происхождения Татьяна Проскурякова, длительное время изучала и зарисовывала Пьедрас-Неграс. Скопированные ей надписи, неизвестные в СССР, позволили независимо подтвердить дешифровку письменности майя, которую совершил Ю. В. Кнорозов. Татьяна Проскурякова похоронена здесь же.
    По сложности попадания, он превосходит Эль Мирадор.

    Еще, если получится, то нелегальное попадание в Мексику, в город Учтитлан. А если не получится и попадется второй индийский судья (в Мексике), и мне дадут годик, то это тоже будет очень интересный трип. Тогда у некоторых форумчан появится возможность написать в соответствующей теме: правильно дали, а то нас в … не пускают без визы. Ну, а я уж точно по выходу издам книгу об этих увлекательных посиделках.
    Да много чего еще запланировано, по мере посещения, буду описывать.

    Первой страной посещения, в виду смешной стоимости авиабилетов, оказался Сальвадор.
     
  2. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.952
    Симпатии:
    954
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    Как и предпологалось, возникли трения по поводу нужна ли виза русским в Сальвадор. На сайте МИД Сальвадора, пишут что нет. Посол в Кито, говорит тоже самое. А вот тиматик, утверждает что да!!! Нужна. Меня сначала вроде как зарегистрировали и пропустили. А потом девушка прибежала и с извинениями начала меня снимать с самолета.
    Пришлось ей показывать распечатку с сайта МИДа, объяснять кто главнее и в конце концов показывать сам сайт МИДа (благо тут везде вай фай). В итоге вроде бы уговорил и от меня отстали.
    Вот этому пидару, не знаю как его профессия называется, который обновляет сайт тиматика, я бы...
    Ну пока ждем-с. Успокоюсь уже когда шасси оторвутся от земли.
    что-то как-то все проходит с натугой. постоянно что-то долго рассматривают документы, какие-то глупые вопросы..
    но по немного прорываюсь к самолету. уже в последнем зале ожидания перед загрузкой в самолет...
    Ахуеть!!! Только отпустила полиция!!!
    Сидим в зале перед посадкой. Заходят человек 10 полицейских. Всех выгоняют в корридор и потом по очереди на шмон вещей (те что с собой), на личный шмон. Я вроде все прошел но!!! Чика в штатском, берет мой паспорт, задает пару дурацких вопросов, и ... забирает паспорт и билет со словами: подождите, сейчас мы подождем звонка и потом пойдем на полный контроль вещей.
    Блииин!!! Я думал это уже за мачете. Потом смотрю, еще одного выцепили, потом еще двух. Всем от 25 до 40. Все не лоховского вида. Потом ведут в отделение аэропорта и давай прощупывать ботинки, потом ренген.
    Первого отпустили. я второй. Тоже отдают паспорт со свовами все нормально, вы свободны.
    Сейчас сижу пишу это, смотрю двух эквадорцев еще не отпустили, и в сопровождении повели по моему изымать багаж сданный в грузовой отсек.
    Вроде начинается посадка на борт. Млять!!! Как все тяжело идет...
     
  3. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.952
    Симпатии:
    954
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    Mata, Viola y Controla или в стране Mara Salvatruchа.

    Так получилось, что вместо Гватемалы, из-за низких цен на авиабилеты, первой страной Месоамерики, стал Сальвадор. И хотя в Сальвадоре, есть тоже руины майя, и он раньше частично входил в майскую империю, он у меня в первую очередь, ассоциируется с организацией, а точнее ОПГ Mara Salvatruchа. Отсюда и название главы.
    Поэтому и рассказ о стране, я начну с истории одной из самых экзотичных, обезбашенных банд, выходцев из Центральной Америки и потомков майя – Mara Salvatruchа.
    Я читал, в подразделе форума, те мнения и версии о банде, которые там высказывали. Выскажу, уже здесь и свое.
    О ее жестокости и могуществе я спорить не буду, как говорит один форумчанин: кому и кобыла невеста. А вот, что касается места ее создания, выскажусь.
    Спорить где она была основана группировка, это все равно, что спорить что было первым – курица или яйцо. Я перечитал много информации и могу сказать, что в том варианте, в каком она есть сейчас, она была основана эмигрантами из Сальвадора в США (конкретно Лос-Анджелесе).
    Mara, в переводе с латиноамериканской фени - банда. Сальватруча, это название подвида муравьев, которые собираясь толпами и мигрируя, пожирают все на своем пути. Опять же, название взято не с потолка, а из-за того, что основатели ее были как и муравьи – мигранты. А 13-ть, это номер улицы в Лос-Анжелесе, где и зародилась сия ОПГ. Хотя есть мнение, что 13-ть, это название одной латиноамериканской банды в тюрьме США, из уважения к которой, взялась эта цифра.
    То есть, по-русски – Банда Муравьев (название подвида) с 13-й улицы.

    История.

    Гражданская война, вспыхнувшая в Эль Сальвадоре в начале 1980 года и унесла примерно 100 000 жизней. Кроме того, результатом нестабильной обстановки в регионе явилась эмиграция около одного или двух миллионов людей в США.
    Первая волна беженцев из Сальвадора, поселилась в Лос Анджелесе, в квартале Рампарт. Приток иммигрантов, искавших жилье и работу, не был тепло встречен мексикано - американским населением этого района. Тем более этот квартал и так страдал от множества банд и криминальных группировок.
    Дети беженцев из Сальвадора часто становились жертвами местных криминальных группировок. В результате образовалась новая банда, состоявшая из молодых беженцев, называвших себя Мара Сальватруча, также известная как MS 13.
    Члены недавно сформированной группировки сразу же совершили множество жестоких преступлений. Банда быстро стала известна как одна из наиболее жестоких в районе, потому как многие ее основатели имели опыт партизанской войны - это давало им существенное преимущество над противником.
    Некоторые из членов молодой MS 13 были скоро арестованы и депортированы обратно в Сальвадор. Все они были помещены в тюрьму Guezaltepeque (Гвезалтепеке) в северном Сальвадоре. Быстро и неожиданно, Мара Сальватруча начали процветать в тюремной системе, и в ряды банды стали вербоваться жители Сальвадора. В это время группировка продолжала расти и в Соединенных Штатах.
    Молодежь Центральной Америки, не имевшая особых перспектив в жизни, восхищалась депортированными членами Мара Сальватруча и хотела побольше узнать о их банде. Один из бандитов, вернувшись в родной город, доложил, что в нем находится только он и еще два члена его группировки. Он сказал, что интерес к MS 13 настолько велик, что более сорока детей, попросили посвятить себя (ритуал посвящения – это избивание в течение 13 секунд) в члены банды в один день.
    Вскоре банда стала самой многочисленной преступной группировкой в Сальвадоре и быстро распространилась на территории Гондураса и Гватемалы. Их соперники - банда, известная как 18-я улица или Мара 18 - другая группировка, появившаяся в Америке, имела в своих рядах гораздо меньше членов.

    Немного интересных фактов о «банде муравьев с 13-й улицы»:
    - отличительная черта членов — татуировки по всему телу.
    - три первых и основных заповеди в «Mara Salvatrucha» - Бог, Мать и Банда. Если переводить дословно кодекс чести MS-13, то звучит он так — ''Ты живешь, ради Бога и Матери, а умираешь ради Банды''.
    - в « Mara Salvatrucha», самым страшным нарушением считается предательство.
    - девиз гангстеров из «Мара сальватруча» звучит так: Mata, Viola y Controla или «Убивай, насилуй, подчиняй!».

    О каком-то единстве или едином руководстве, говорить не приходится. Выглядит все примерно так: по мере расширения влияния банды, в ней возникали новые образования по территориальному принципу. Так появились бригады Sailors Locos Salvatruchos, Langley Park Salvatruchos и Teclas Locos Salvatruchos.
    В Лос-Анджелесе, существует такой «подвид муравьев», как «Holywood Locos» (Голивудские Локос), которые отвечают за свои подконтрольные точки в северном Лос-Андежелесе и районах прилегающих к горе Голливуд, и являются самой жестокой группировкой в данной банде.

    Есть и другие Locos (в переводе с испанского - сумасшедшие). Например, Vatos Locos, которые расположились так же на севере ЛА и в Сан-Франциско. «Ватосы», практически автономная от MS13 группа, которая имеет свой устав и внутренние порядки. Они более лояльны и спокойны нежели MS-13 и Holywood Locos. Действуют по принципу — «Вы не суетесь к нам, а мы к Вам " и уже 23 года (с 1986 года) держат закрепленные за собой когда-то улицы в Лос-Анджелесе и Сан-Франциско.
    Мара Сальватруча, стала самой большой проблемой Центральной Америки. В добавку к жестоким убийствам мирных жителей и членов конкурирующих банд, группировка организовывала даже жестокие преступления против правительства. В 1997 году, сын президента Гондураса Рикардо Мадуро был похищен и убит членами MS 13. Банда продолжала «подшучивать» над официальными представителями правительства Центральной Америки. Мафиози оставили расчлененный труп с запиской для президента Гондураса «много людей умрет, следующими жертвами будут полицейские и журналисты». В 2004 году, президент Гватемалы Оскар Бергер получил от MS 13 такое же послание, также прикрепленное к расчлененному трупу.
    В 2002 году, в Гондурасском городе Тегусигальпа, бандиты из группировки MS 13 ворвались в автобус и сразу же казнили 28 человек, включая 7 маленьких детей. И снова они оставили угрожающее послание для правительства, написанное на капоте автобуса.

    Борьба.

    Конечно после такого беспредела, официальные власти центральноамериканских государств, не могли бездействовать.
    Гондурас стал первой страной, которая приняла пакет строгих законов против гангстеров. Из-за деятельности МС 13, правительство выпустило законодательный акт, запрещающий какие-либо связи с бандитами. Другими словами, если кто-то выглядел как член банды, то его уже можно было арестовать. Сальвадор адаптировал такой же закон, назвав его "Mano Dura" или "Твердая рука". В 2004 году, Сальвадор выпустил Super Mano Dura, чтобы усилить некоторые элементы существующих законов. Подозреваемый в нарушении этих законов, мог оказаться за решеткой на 12 лет, даже если не совершил преступления. Наличие гангстерской татуировки считалось достаточным доказательством.

    Бывший комиссар полиции Мария Луиза Борджас, так прокомментировала новые законы: «они хватают трех или четырех парней, бродящих по улице, и делают их подозреваемыми, а затем обвиняют во всех преступлениях без намека на правосудие».
    После увеличения уровня преступности в 2004 году, Мексика также начала кампанию по искоренению МС 13. Тогда были арестованы 300 человек, названных «угрозой национальной безопасности».

    Методы борьбы с муравьями.

    В последнее время, очень интенсивно обсуждается наличие в Центральной Америке, так называемых Отрядов Смерти. Создание таких подразделений в политических целях довольно часто встречается в истории. Установлено, что в Сальвадоре, в 1980-х годах, существовала такая группа, известная как Sombra Negra или Черная Тень. Эта группа была невероятно активна в своих попытках искоренить криминальные элементы из своего общества. Считают, что подразделение считало юридическую систему государства неспособной справиться с проблемами нации. Так группировка стала, как говорится, самопровозглашенными вершителями правосудия. По сравнению с аналогичными группами в прошлом, Sombra Negra, не привлекала особого внимания СМИ. Возможно, это было вызвано тем, что они не устраивали массовых казней, а наоборот, убивали жертв по одному, или маленькими группами. Кроме того, их жертвами почти всегда были члены банд или преступники, поэтому много жителей Сальвадора поддерживали идею «выжигания» нежелательных элементов.
    Хотя правительство Сальвадора, официально отрицает свое спонсирование и участие в деятельности Sombra Negra, многие организации по борьбе за права человека докладывали, что отряды в основном состояли из полицейских не при исполнении и военных, которые пытались освободить свою страну от бандитов и других преступников.

    Отряды смерти действовали во всех странах Центральной Америки, но в Сальвадоре они появлялись наиболее часто и работали активнее всего.
    Однако, в Гондурасе произошли несколько случаев, которые заставляют задуматься о том, как правительство прибегает к «случайному» уничтожению членов банд.
    Например, в двух тюрьмах содержавших бандитов из МС 13, случились пожары. В первом пожаре погиб 61 заключенный. Во втором сгорело заживо или задохнулось в дыму 103 бандита из МС 13. Некоторые выжившие, как и борцы за права человека, обвинили охрану в том, что они могли предотвратить большинство смертей, но этого не сделали специально. Правозащитные организации, которые наблюдали за соблюдением человеческих прав на территории Центральной Америки, утверждали, что в этих несчастных случаях могло быть замешано правительство страны.

    Наши дни.

    В настоящее время в Сальвадоре показатель убийств, примерно 54 на 100 000 человек, в то время как в Соединенных Штатах этот показатель примерно 6 на каждые 100 000.

    Из-за огромного уровня убийств в Сальвадоре, большинство преступлений остаются нераскрытыми или им уделяется недостаточно внимания. Предполагается, что вместе с идеей отрядов смерти, уничтожающих бандитов, необходимо усиление законов, направленное на то, чтобы ужесточить наказание за убийство мирных горожан, а не за членов каких либо банд. Если учитывать этот факт, то одиночные убийцы или отряды смерти, уничтожающие мафиози и других преступников, будут сталкиваться с гораздо меньшими проблемами относительно закона, чем бандиты, убивающие мирных граждан.
    А вот сухие цифры статистики, для того чтоб понять ее размах в США. За последние три года в США «MS-13» было совершено — 73 убийства, 42 покушения на убийство, 35 вооруженных нападений на магазины и торговые центры. От рук гангстеров «Mara Salvatrucha» пострадали 57 человек — им были нанесены телесные повреждения различной степени тяжести.
    В марте 2008 года, Государственный Департамент Соединенных Штатов обосновал, что правительство Сальвадора уважает основные права своих граждан, но человеческие права были подорваны широко распространенной безнаказанностью, коррупцией среди органов правопорядка и властей, а также огромной проблемой, связанной с жестокостью банд. Некоторые из перечисленных предметов включают: чрезмерное использование силы и жестокое обращение c заключенными, самопроизвольный арест и задержание, ужасные тюремные условия, неэффективность и коррумпированность юридической системы.
    Средства массовой информации, очень долго обсуждали случай Эдварда Газмана, члена МС 13, который покинул Гватемалу чтобы прекратить гангстерский образ жизни. Хотя ему в то время было всего 14 лет, его друзья мафиози уже грозили ему расправой, если он рискнёт уйти из банды. Чтобы изменить свой образ жизни, Эдвард сбежал в Соединенные Штаты. Его депортировали на Родину, 10 марта 2004 года, в это время ему было уже 16 лет. Несколько дней он прятался в своем доме. Впервые он вышел из дома 20 марта 2004 года и успел сделать всего 5 шагов, перед тем как его расстреляли. Считается, что это была казнь за то, что он ушел из банды.
    Депортированным членам МС 13 было очень трудно уйти из банды. Когда они возвращались на Родину, их сажали в специализированные тюрьмы для бандитов МС 13 до тех пор, пока их дела не будут расследованы. После освобождения, даже имея семейную поддержку, члены МС 13 не собирались покидать банду. Если бы они это делали, они могли бы быть подвержены различным наказаниям со стороны банды, начиная от обычного избиения, заканчивая смертью.
    Не смотря на наличие Отрядов Смерти и ужесточившееся наказание за членство в банде, Центральная Америка все еще является территорией активной деятельности банд.
    Не смотря на кажущееся уменьшение активности Sombra Negra с 1980-х годов, все факты говорят о том, что члены Отрядов Смерти и их единомышленники все еще активно уничтожают членов бандитских группировок и других преступников.
    СМИ докладывают, что широко распространенная в Сальвадоре коррупция, только помогает существовать подобного рода организациям, не представляя им существенных угроз относительно закона.

    Из-за плохих условий жизни в Сальвадоре, большое количество членов МС 13 иммигрировало в Соединенные Штаты Америки, где органы правопорядка действуют мягче и тюрьмы гораздо более «комфортабельные», чем у них на Родине.
    Банда МС 13 в США, вовлечена практически во все аспекты уличной криминальной деятельности. Источники информации из правоохранительных органов сообщают, что у членов МС 13 сохраняются связи с Родиной, и они имеют доступ к различным видам вооружения. Но не смотря на доступ МС 13 к обширному арсеналу огнестрельного вооружения, нередки случаи убийства или нападения, в которых МС 13 использовали мачете, чтобы убивать своих жертв. Делалось это с целью наибольшего запугивания.
    [​IMG]
    [​IMG]
     
  4. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.952
    Симпатии:
    954
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    Ну и для полноты картины, небольшой рассказ о ихних врагах – Mara 18.
    Банда Мара 18 (также известна как М-18 или MS-18) является преступной организацией, членами которой в основном являются выходцы из Сальвадора, Гватемалы и Гондураса. Главарь банды – Wilmer Matamoros, в данный момент отбывает срок в тюрьме Тегусигальпы.
    Мара 18 (La Mara 18) была создана в Лос Анджелесе, в 1980-х годах, сальвадорскими иммигрантами.
    Члены банды считаются таковыми пожизненно, за исключением ставших «calmado» или «calmada», то есть людей, которые по-прежнему считаются участниками, но в деятельности банды участия не принимают.
    Типичный возраст новых членов банды – 12 лет. При этом, некоторые призываются в возрасте девяти лет. Вербовка в банду в столь юном возрасте, позволяет с одной стороны подготовить смену старым членам, которые погибли или попали в тюрьмы, а с другой стороны, также позволяет избежать жестких правовых санкций, которые применяются в отношении к совершеннолетним.
    Деятельность Мару 18, распространяется на многие города в Сальвадоре, а также на другие страны в Центральной Америке, в первую очередь Гондурас и Гватемала.
    Основными соперниками Мара 18, является банда Mara Salvatrucha, которая состоит главным образом из выходцев Сальвадора.

    [​IMG]
     
  5. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.952
    Симпатии:
    954
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    После всех этих шмонов, наконец-то я оказался в самолете. Еще немного и он взмыл над Боготой. Аста луего, Богота! Я сюда еще обязательно вернусь в этой жизни.
    [​IMG]

    Полет длится 2 часа 30 минут. За это время, меня накормили вкусным обедом и я успел посмотреть колумбийскую комедию черного юмора: Yo soy Bolivar.
    Вселая такая. Колумбийцы над Боливаром и партизанами ФАРК стебутся вовсю.

    Два с половиной часа не двенадцать. Только успел досмотреть фильм, зашли на посадку.

    Здравствуй, Сальвадор!!!
    [​IMG]

    Еще в самолете, я услышал русскую речь. Потом уже в очереди к миграсиону, разговорился с одним колумбийцем. Он увидев мой паспорт, выдал мне на чистейшем русском пару фраз, потом рассказал, что он гидроэнергетик, был в Москве и Сызрани, и теперь с русскими коллегами, прилетел в командировку в Сальвадор.
    Коллеги-русские, стояли тут же неподалеку, но желания пообщаться с соотечественником не выразили. Ну и мне в принципе это ни к чему.
    Поболтали с колумбийцем, затем он пошел к стойке миграсиона, а следом и я.

    Офицер взял мой паспорт и начал задавать вопросы: первый раз в Сальвадоре? Цель визита? Как будете выезжать из страны? Сколько дней нужно? Что хотите посмотреть? Где планируете остановиться? И еще что-то.
    Когда я сдал экзамен он одобрительно хмыкнул, попросил 10 долларов за тур карточку, а получив их, прилепил ее в паспорт и закрепил печатью и записью от руки – 90 дней.

    Потом, я у него спросил как добраться до города на транспорте публико. Он мне все подробно объяснил, нарисовав дополнительно схемку на бумажке. И сказав: аки ун поко пелигросо, тэнесесито тенер кьюдадо, пожелал суэрте.

    Потом была ADUANA (таможня). Спросили кому я везу камеру и компьютер, а узнав что себе любимому, успокоились и отпустили.

    Вышел на улицу, таксистов поблагодарил и пошел к остановке минибусов. Мне нужен был 138-й, но там стоял какой-то другой, который если верить помогале, тоже едет в центр. Я решил поэксперементировать и поехал на нем.
    Минут 30-40 и мы на конечной. До этого, я дал помогале 5 у.е. за проезд. 3 доллара он вернул, а еще один, сказав что пока нет – масс тардэ. Вот я и вылезши, напомнил ему про доллар. Он начал мне втирать, что со мной два больших рюкзака, и это как место в бусе и т.д.
    Я разозлился немного и глядя ему в глаза сказал: амиго, да ну нахуй! Мы так не договаривались. Ты сказал потом, уже потом. Давай доллар!
    Мы еще немного поторговались и пришли к консенсусу. Проезд 60 центов, два места по 60 это 1.20 и он должен мне 80 центов сдачи. Что он и сделал, вернув мне эти центы. Дело в принципе не в этих копейках, не люблю когда меня пытаются поиметь. Хоть на рубль. Так прогнешься раз, подумаешь: данунах, не связывайся, так потом и по крупному ездить начнут. Дело не в деньгах, дело в принципах.

    Итак, незнакомый город. Непонятно где я. Достаю Лонели, и начинаю отлавливать прохожих поприличнее, для рекогностировки. Прохожие, как сговорились, никто ничего не знает. Некоторые ваще меня шугаются. Наконец с одним выяснили где я, на плаце Барриос.
    Уффф!!! Теперь, сорентировавшись, я пошел к запланированному отелю. Когда я его увидел (отель Нуэво Панамерикано), мне захотелось смеяться. Такая лачуга, я редко такие видел. В ЛП, он указан как один из самых дешевых. Просто писдец!!! Номер с бентилядором и ТВ – 15 у.е. Без этих достижений цивилизации – 8 у.е.
    Я конечно выбрал за восемь. Надо же привыкать и к духоте, и поближе к местным, прочувствовать Сальвадор так сказать.

    Ощущения. Немного на стреме. От всего прочитанного, да и увиденного. Нет, опасного ничего не видел. Но нищета и грязь!!! Такого я не видел нигде в ЮА. Какая Боливия, какой Парагвай!!! Катя (Kate 341), ты была в Сальвадоре? Съездей! Тогда ты поменяешь мнение о Боливии в лучшую сторону.
    Этого не описать (по крайней мере мне). Это надо видеть. Знаете, вот такие голливудские фильмы про Африку или ЦА, или ЮА, типа ебеня, кругом грязь-народ-люди с оружием и все такое. Вот, это Сальвадор.
    Меня конечно людьми с оружием не удивишь, гразью и разрухой тоже. Но в чем-то здесь прикольно. Прикольно на посмотреть. Раньше, я такой ЮА себе представлял. Оказалось, что я ошибался. Я представлял себе Сальвадор.

    Скинул в номере вещи. Приняв кое какие меры предосторожности, распихал деньги-карты-комп-камеру по нычкам, отправился на разведку без боя.
    Так как карты города нет, только небольшие фрагменты из ЛП, далеко от центра решил не отходить. Не дальше десяти кварталов. Вот в этом радиусе и лазил по Черкизону, потому как впечатление, что весь центр города это черкизон.
    Причем если в Боготе этот черкизон более менее чист и окультурен, да и только по субботам-воскресеньям, то здесь по-моему все семь дней недели, да и службы уборки мусора по-моему нет.

    Второе впечатление. Опасного ничего не заметил. Особо людей с оружием тоже, так в некоторых местах охранники с помпами, не более. Бритых наголо и в татуировках – только я. Причем из-за этого, смотрю на меня многие косятся, включая полицию. Хорошо хоть на лице у меня нет их. А то бы расспросов не избежать. Граффити, типа меток территорий банд и в частности МС 13, тоже не заметил ни одной. Если кто знает где - отпишите. Хочу сфотографировать. О самих бандитос, я уже и не заикаюсь. По-моему это осталось в прошлом, пусть и в недавнем, но прошлом. Да, я не отрицаю, что криминала наверное много. Но обычного. Вот этой экзотики, с тату и граффити я не вижу.

    Часов в девять вечера пришел в номер. К этому моменту, жизнь на улицах еще кипит вовсю. Включил комп и… оказалось, что есть вай фай!!! И не запароленный!!! Поэтому, я спокойно подключился и нырнул в пучину инета.
     
  6. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.952
    Симпатии:
    954
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    Ну и пока я тут буду исследовать город и окрестности, немного истории:

    Доколониальный период

    Примерно с 1-го по 7-й век н. э. на территории нынешнего Сальвадора жили племена майя, а затем туда пришли многочисленные родо-племенные объединения индейцев науа юта-ацтекской языковой семьи. Культура науа попала под влияние майя, в результате чего образовалась гибридная культура пипилей, создавшая государство Кускатлан. К приходу испанцев у пипилей уже были достаточно дифференцирированные социальные классы: знать, торговцы, ремесленники, плебеи, рабы.

    Открытие и колониальная эпоха.

    Экспедиция под началом Педро де Альварадо, отправленная из Мехико Э.Кортесом, достигла в 1524 году, территории нынешнего Сальвадора. Спустя год, Альварадо захватил столицу индейцев Кускатлан и основал там город Сан-Сальвадор. В 1528 году, город был перенесен на 40 км к юго-западу. В 1539 году, вблизи него был выстроен новый город – на том месте, где он находится и сейчас.

    Федерация Центральной Америки.

    Как и другие страны Центральной Америки, Сальвадор провозгласил независимость от Испании 15 сентября 1921года. В 1823 году, была образована федерация Соединенные провинции Центральной Америки, куда вошли Гватемала, Гондурас, Сальвадор, Никарагуа и Коста-Рика. Столицей федерации стал город Гватемала, а в 1925 году, лидер либералов Мануэль Хосе Арсе был избран президентом. Однако вскоре между ним и его партией возникли разногласия, в результате он присоединился к консерваторам и установил деспотический режим правления. Либералы, сосредоточенные в основном в Сальвадоре и Гондурасе, выступили под командованием гондурасского патриота Франсиско Морасана и сумели одержать победу, свергнув Арсе.

    Жители Сальвадора относились к Гватемале со страхом и неприязнью, отчасти потому, что в колониальную эпоху она главенствовала в регионе, отчасти вследствии концентрации там консервативных элементов. Желая успокоить сальвадорцев, Морасан перенес столицу в Сан-Сальвадор. Позднее, когда междоусобная борьба привела к распаду федерации в 1838 году, только Сальвадор упорно отстаивал идею союза. В конце концов, в Сальвадор вторглись войска направленные консервативным лидером Гватемалы Рафаэлем Каррерой, и либералы, сторонники Морасана, были вынуждены покинуть страну.

    Внутренние конфликты.

    Последующие десятилетия 19 века, были заполнены конфликтами, в ходе которых крупные собственники – владельцы кофейных плантаций стали укреплять свою политическую и экономическую власть. Вот парочка самых известных диктатур и событий:

    Диктатура Эрнандеса Мартинеса.

    Начало 20 века, было «золотым веком» для сальвадорской олигархии. Повышение цен на кофе способствовало политической стабильности; власть находилась в руках нескольких господствующих семей, смена президента происходила как правило мирно. Конец идиллии наступил в начале 1930-х годов, когда произошел обвал цен на кофе на мировых рынках и начались волнения среди крестьян и сельскохозяйственных рабочих.
    В 1931 году, власть захватил генерал Максимилиано Эрнандес Мартинес, на следующий год он подавил народное восстание и учинил в стране жестокую резню: было убито более 30 тыс. человек (4% всего населения Сальвадора). Эрнандес Мартинес дважды одерживал победы на президентских выборах, в 1935 и 1939 годах. В 1944 году, он попытался продлить свое пребывание у власти еще на 5 лет, однако группа демократически настроенных военных выступила против него. После всеобщей забастовки, которую возглавили студенты, Эрнандес Мартинес был вынужден уйти с поста президента.



    «Футбольная война» между Сальвадором и Гондурасом в 1969 году.

    В течение ряда лет происходило переселение безземельных граждан Сальвадора в Гондурас, где имелись свободные земли; общее число переселенцев из Сальвадора превысило 300 тыс. человек. В Гондурасе возникли опасения, что это может привести к аннексии пограничных земель Сальвадором. В то же время, сальвадорские промышленные товары наводнили Гондурас. Все это послужило причиной войны, длившейся две недели. Армия Сальвадора оккупировала часть территории Гондураса, однако Организация американских государств добилась заключения мирного соглашения, по которому войска были выведены из страны.

    Возвращение сальвадорских переселенцев на родину усугубило социальную и политическую напряженность. На выборах 1972 года, Христианско-демократическая партия (ХДП) во главе с Хосе Наполеоном Дуарте одержала верх над правящей Партией национального примирения, кандидатом которой был полковник Артуро Армандо Молина.



    В конце 1970-х годов, стали набирать силу массовые организации левого толка, в том числе связанные с партизанским подпольем. Самая крупная из них, Народный революционный блок, захватывала правительственные учреждения и иностранные посольства, требуя повышения заработной платы и земельной реформы.


    В марте 1980 года, выдающийся борец за права человека архиепископ Сан-Сальвадора Оскар Арнульфо Ромеро был застрелен у алтаря во время службы, а на его похоронах пришедшие проститься с ним горожане были расстреляны войсками. После этого в стране вспыхнула гражданская война.


    В декабре 1980 года, левые организации, участвовавшие в вооруженной борьбе, объединились, образовав Фронт национального освобождения имени Фарабундо Марти (ФНОФМ). К ним присоединилась часть христианских демократов, а также профсоюзы и группы студентов, духовенства и интеллигенции, образовав Революционно-демократический фронт (РДФ), руководство которого выступило с требованиями демократии и социальных реформ. Правительство США объявило РДФ террористической организацией и оказало хунте помощь, направляя в Сальвадор военных советников, деньги и оружие.

    К середине 1980-х годов, в результате гражданской войны и репрессий правительства, более 40 тыс. граждан Сальвадора были убиты правительственными войсками, сотни тысяч эмигрировали. В мае 1984 года, состоялись президентские выборы, на которых победу одержал кандидат от ХДП Хосе Наполеон Дуарте.

    На выборах в Законодательную ассамблею в марте 1988 года, со значительным перевесом победила партия правого крыла – Националистический республиканский союз (АРЕНА). Состоявшиеся через год – в марте 1989 года, президентские выборы выиграл кандидат от АРЕНА Альфредо Кристиани.
    А в мае 1990 года, правительство Кристиани и ФНОФМ согласились на переговоры с целью прекращения гражданской войны.
    В данный момент, в стране вроде затишье, особых репрессий и террора не наблюдается. Население удваивается каждые 25 лет, несмотря на постоянный отток беженцев. Метисы составляют свыше 90%, европейцы - 9%. В результате нескольких кампаний геноцида, проводившихся армией при каждом удобном случае, индейцев практически не осталось. Примерно 2% населения владеет 80% собственности. В ходе гонений на католическую церковь в 1970-90 годах примерно пятая часть жителей перешла в протестантизм.
    Основные отрасли экономики - гуманитарная помощь и деньги, присылаемые семьям работающими в США сальвадорцами (таковых около миллиона).
     
  7. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.952
    Симпатии:
    954
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    По адреналину. Пока не очень. Чтоб закончить тему про Мара Сальватруча и прочие Мары, скажу - слухи о ее жизни (Мары), сильно преувеличены. Сегодня с 9 утра до 18-ти вечера, облазил 2/3 города. Лазил и по закоулкам всяким, искал эти граффити. И нихуя!!! Постирали их что-ли? Еще обращал внимание, точнее искал, у кого есть тату. И самое удивительное, что практически ниу кого здесь, тату нет!!!
    ИМХО, здесь (по крайней мере в сьюдаде Сальвадоре) уже мары сальватруча, в том понимании как ее обрисовали СМИ - нет. Это все в прошлом, как и наши 90-е, со спортивными костюмами и кожаными куртками, с цепями в палец толщиной.
    В пендосии, может еще есть. А здесь... здесь с этим быстро борются, ну я писал уже как.
    Еще начитавшись ЛП, искал где продается все это нелегальное оружие, о котором пишут, что чуть ли не на каждом углу. Все что я нашел, это плакаты с надписью: наш город - зона свободная от оружия. Так что, времена меняются и здесь.
    вот, только блог нашел. кому интересно: http://www.marasalvatrucha.net/2010/03/ ... leros.html
     
  8. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.952
    Симпатии:
    954
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    Достаточно мрачный город, с такой же архитектурой. Условно, его можно разделить на три части:
    - старый центр
    - новые блатные баррио, в районе бульвара Героев и авениды Революции
    - остальной город

    Все более менее приличные отели, рестораны, торговые центры и места досуга, расположены в новых районах. В старом, все тоже, но для местных-бедных. То тут, то там, раскиданы достаточно оригинальные по своей задумке, но корявые по исполнению монументы. Вот этот например, символизирует Конституцию:

    [​IMG]
    Этот – победу:

    [​IMG]

    Но почему венка два? Я не понял. Может второй для проигравшего как утешительный?
    А это, монумент Революции:

    [​IMG]

    Тоже достаточно оригинально. Не правда ли?
    Ну и Сальвадор дель Мундо:


    [​IMG]
    Почему дель Мундо, для меня также осталось загадкой.
    Церкви в Сальвадоре – никакие. Даже не хочется выкладывать фото. Понравилась только одна – иглесиа Девы Марии из Гвадалупе.


    [​IMG]
     
  9. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.952
    Симпатии:
    954
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    Из того, что можно посмотреть, есть три музея: музей археологии Гузмана, музей исскуства и музей Армии.
    Я выбрал музей археологии Гузмана. Вход – 3 у.е. Но сдачи у кассира с 10 долларов не было. А у меня было только десятка и два по одному. В итоге, он пустил меня за два. Сам музей понравился. Достаточно хорошая коллекция керамики, да и этнография неплохая. Вот пару экспонатов:
    [​IMG]

    [​IMG]
     
  10. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.952
    Симпатии:
    954
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    Люди, жившие в Сальвадоре и о которых имхо стоит рассказать, их двое. Сейчас я расскажу об одном из них – монсеньоре Оскаре Ромеро.

    Как сказал он же: Рано или поздно человек вынужден встать на чью-то сторону, если он хочет остаться человеком.

    Сторону, эту, можно принимать по-разному. Можно как Камило Торрес, еще один священнослужитель, но колумбийский, который устав от проповедей, взял АК-47 и ушел в сельву к партизанам менять жизнь в лучшую сторону. Но… не имея навыков военных действий, погиб в первом же бою.

    А можно как архиепископ Сальвадора, видя как творится беспредел в стране, словом с амвона клеймить беспредельщиков и помогать бедным и обездоленным.

    Изучив биографию Ромеро, я посетил практически все значимые места его жизни.

    Итак - МЕССА, ОБОРВАННАЯ ПУЛЕЙ.
    [​IMG]


    Сегодня в Латинской Америке практически нет ни одного человека, который бы ничего не знал об архиепископе Сальвадора Оскаре Арнульфо Ромеро-и-Гальдамесе. Его называют не иначе, как "Святой бедняков" или "Святой Ромеро Америки". По популярности сальвадорского архиепископа можно сравнить с Эрнесто Че Геварой. Их имена в одном ряду борцов, отдавших свои жизни за лучшее будущее народов Латинской Америки. О монсеньоре Ромеро слагают песни, пишут стихи, снимают фильмы. Как и Че Гевара, он стал легендой.
    От себя. Это так. Здесь на рынке, четыре самых популярных изображения на футболках, кепках и прочем: Че, Марти (тот что Фарабундо), партизаны из ФОФМ и Оскар Ромеро. Хотел купить себе футболку с его изображением, но пока не нашел нормального качества. А покупать фуфло не хочу.

    Немного истории.

    "Сальвадор — страна в Центральной Америке. Ее площадь составляет 21,4 тыс. км 2 . Население — около 5 млн. человек..." За этими сухими и бесстрастными строками справочников и энциклопедии — огромная боль и невыносимые страдания маленького свободолюбивого народа, подвергающегося непрестанному грабежу и насилию. Веками сменявшие друг друга правящие про-американкие группировки, топили в крови чаяния и надежды сальвадорцев на достойную человека жизнь. Надежной опорой власть имущих в их стремлении к подчинению и подавлению народных масс, служила католическая церковь. Она освящала существовавшие несправедливые общественные отношения, боролась с проявлением всякого рода свободомыслия, с попытками проведения любых реформ. Однако были в сальвадорской церкви и священнослужители, активно выступавшие с прогрессивных позиций, за социальные и экономические преобразования. Но они были скорее исключением, чем правилом. "Священники наши, — замечал известный сальвадорский писатель Манлио Аргета, — всегда были толстенькие, холеные... Они говорили, чтобы мы не сокрушались, что на небо обязательно все попадем, что на земле надо жить тихо и скромно и что в Царствии Небесном обретем мы счастье".

    Но с начала 60-х годов нашего столетия, сложившийся стереотип церкви, ее взаимоотношения с государством и различными слоями сальвадорского общества начинают постепенно меняться. Острейший социально-экономический кризис, до основания потрясший центральноамериканские страны, возрастающая поляризация общества, подъем революционной волны, вызванный победой революции на Кубе, и включение в освободительное движение в регионе новых слоев населения — все это, вместе взятое, оказало немалое влияние на сальвадорскую церковь. На изменение позиций части сальвадорского клира повлияла также и общая переориентация римской католической церкви, обозначившаяся со II Ватиканского собора (1962—1965 гг.). Взятый собором курс на обновление католицизма, на поворот церкви лицом к миру, к его насущным, жизненно важным проблемам нашел горячий отклик у многих священнослужителей Латинской Америки.

    В Сальвадоре активным проводником "обновленческих" идей в жизнь стал архиепископ Сан-Сальвадора Луис Чавес-и-Гонсалес. Под руководством монсеньора Чавеса в Сальвадоре начала разрабатываться и осуществляться обширная социальная программа, включавшая в себя создание широкой сети церковноприходских школ, медицинских учреждений, кредитно-сберегательных кооперативов. Была создана католическая радиостанция, которая в 1961 г. ввела специальную программу передач для рабочих. Все это, несомненно, способствовало расширению влияния католической церкви на сельскую и городскую бедноту; христианские профсоюзы начали создаваться в городе и деревне.

    Такой поворот церкви к активной социальной деятельности вызвал крайнее недовольство местной олигархии — "14 семейств" Сальвадора, в руках которых было сосредоточено почти все национальное богатство страны. Они встретила в штыки, отход церкви от традиционных позиций. И уже в середине 60-х годов начались первые серьезные столкновения между правящей военной верхушкой и стоящими за ее спиной могущественными латифундистами и банкирами, с одной стороны, и архиепископом Чавесом как главой церкви — с другой.
    Но это не остановило монсеньора Чавеса, и он продолжал свою деятельность. Вскоре после конференции в Медельине под эгидой церкви в Сальвадоре начинают создаваться христианские низовые общины. Эти общины в своем большинстве вырастают из так называемых "кружков для раздумий", в которых чтение Библии сопровождается обсуждением конкретных социальных вопросов. Во главе христианских низовых общин, объединивших крестьян, мелких ремесленников, обнищавших жителей городов и деревень, индейское население страны, ставятся миряне. Для подготовки руководителей этих общин, создаются специальные центры, где обучают не только чтению и комментированию Библии, но и дают знания по сельскому хозяйству и медицине.

    Особую роль в этой деятельности стал играть орден иезуитов. "Борьба за веру и борьба за справедливость неотделимы... Вера в бога будет мертвой, если в отношении к слабому, бедному и угнетенному выражать только сочувствие и опекать его. Истинная вера требует солидарности с ним", — заявляли иезуиты. По их мнению, одной из форм такой солидарности является развитие активности народа, прежде всего крестьянских масс. В руководимых иезуитами Центральноамериканском университете им. Хосе С. Каньяса, , семинарии, теологическом центре, где обучались тысячи сальвадорцев, учебный процесс был ориентирован на критическое осмысление реальной жизни и ее трансформации. Аналогичные задачи преследовала основанная иезуитами в 1969 г. сеть учебных заведений под названием "Вера и радость", где проходили курс обучения свыше 20 тысяч человек, главным образом молодежь из беднейших слоев населения. В сфере "светской активности" ордена оказались и две крестьянские организации — Христианская федерация сальвадорских крестьян и Союз сельскохозяйственных рабочих (обе созданы в 1968 г.). Особенно активно иезуиты боролись за разрешение аграрных проблем страны. Они развернули среди сельского населения агитацию за проведение аграрной реформы. Деятельность иезуитов привела в бешенство латифундистов и военные власти. В правой прессе иезуитов стали открыто называть "коммунистами", а Христианскую федерацию крестьян и христианские низовые общины — "подрывными ячейками". Власти не ограничились лишь обвинениями в адрес иезуитов, а начали кампанию преследований и репрессий.

    Личный посланник архиепископа Чавеса священник Хосе Иносенсио Алас был схвачен силами безопасности, жестоко избит и подвергнут пыткам. Его освободили лишь благодаря выступлению в его защиту католической радиостанции и переговорам епископа Артуро Риверы-и-Дамаса с министром обороны.

    А вот другой священник, Николас Родригес, был задержан национальной гвардией в декабре 1970 года, и зверски убит — четвертован. В середине 1970 года, узурпировавший власть полковник Молина попытался провести поверхностную аграрную реформу. Иезуиты поддержали даже такую реформу. Но они вновь "попали под огонь" правых сил. Правые обвинили иезуитов в разжигании ненависти среди сальвадорцев, в пропаганде насилия с церковных амвонов, в школах и различных организациях, в частности в крестьянских объединениях; в противозаконных антиконституционных и антиправительственных акциях, терроризме и насаждении анархии в стране. От иезуитов даже потребовали, угрожая расправой, покинуть Сальвадор.
    1976 год, фактически ознаменовал собой начало разнузданного террора и массовых репрессий против прогрессивных служителей церкви. Боевики из ультраправых военизированных организаций в течение одного года взорвали на территории руководимого иезуитами Центральноамериканского университета шесть бомб. Это была массированная атака правых сил не только на иезуитов, но и на всю сальвадорскую церковь во главе с архиепископом Чавесом, так как епископат в своем большинстве выступил в защиту иезуитов и поддержал их. Правые развернули против архиепископа бурную кампанию в печати, обвиняя его во всех смертных грехах и чуть ли не в "симпатиях к коммунизму". Они требовали устранения монсеньора Чавеса с места архиепископа Сан-Сальвадора.

    В этих условиях 3 февраля 1977 года, было объявлено о назначении архиепископом Сан-Сальвадора Оскара Арнульфо Ромеро-и-Гальдамеса, являвшегося епископом Сантьяго-де-Мария. 22 февраля 1977 года, Ромеро становится главой католической церкви страны.
     
  11. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.952
    Симпатии:
    954
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    Три года архиепископства Ромеро

    Оскар Арнульфо Ромеро-и-Гальдамес родился в 1917 года, в семье телеграфиста Сантоса Ромеро в небольшом городке Сьюдад Барриос (департамент Сан-Мигель), что находится на границе с Гондурасом и в 138 километрах к востоку от столицы страны. Начальную школу он окончил в своем родном городке, а среднее образование получил в городе Сан-Мигель. По окончании средней школы Ромеро уехал в столицу страны — Сан-Сальвадор, где поступил в духовную семинарию. 14 апреля 1942 году, на пасху 25-летний семинарист принимает сан священника. Окончив духовную семинарию, Ромеро уехал в Рим, где в 1943 году, поступил в Папский Грегорианский университет. Однако, несмотря на превосходные способности, докторскую диссертацию по теологии Ромеро так и не защитил, хотя имел для этого немало возможностей. Впоследствии Джорджтаунский университет (США) в 1978 году, и Лувенский университет (Бельгия) в 1980 году, присудили ему звание доктора "Гонорис Кауза". Вернувшись из Рима, Ромеро в течение нескольких лет исполнял обязанности приходского священника и викария в Сан-Мигеле. В 1966 году, он становится генеральным секретарем епископской конференции Сальвадора, а в следующем году Ромеро — уже исполнительный секретарь Епископального совета стран Центральной Америки и Панамы (этот совет был создан архиепископом Чавесом). С 3 мая 1970 года — помощник архиепископа Сан-Сальвадора, а с 15 октября 1974 и до 3 февраля 1977 года он — епископ Сантьяго-де-Мария.

    [​IMG]

    Назначение Ромеро главой католической церкви Сальвадора, совпавшее с полным провалом "символической аграрной реформы" и ростом репрессий, обрушившихся на священнослужителей, было с энтузиазмом воспринято в предпринимательских кругах. Правые силы ликовали. Еще бы! Ведь Ромеро слыл консерватором, погруженным в изучение проблем богословия. Более того, он считался священнослужителем, поддерживающим контакты с реакционной религиозной организацией "Опус Деи". Правые надеялись, что новый архиепископ будет придерживаться традиционного курса церкви и не станет вмешиваться в политические дела страны. Иначе было воспринято назначение монсеньора Ромеро архиепископом священниками, работавшими в христианских низовых общинах. Они в отчаянии схватились за голову. "Теперь против нас, — говорили они, — не только национальная гвардия и "эскадроны смерти", но и сам архиепископ. У этого архиепископа голова в небесах, он не стоит ногами на земле".

    Однако и те и другие очень скоро убедились, что глубоко ошиблись. Через три недели после избрания Ромеро архиепископом произошло событие, которое изменило во многом всю дальнейшую жизнь и мировоззрение нового эпископа. 12 марта, по дороге домой неизвестными, одетыми в военную форму, был убит священник-иезуит Рутилио Гранде, друг монсеньора Ромеро. Злодейское убийство священника из маленького городка Акилареса, расположенного в 50 километрах от столицы, вызвало волну народного негодования, ведь Рутилио Гранде пользовался большим уважением у верующих, особенно крестьян. Он был организатором христианских низовых общин в Акиларесе и окрестных селах.

    А что же предпринимает в этой ситуации новый архиепископ? Этот законник, готовый уважать власти, сотрудничать с ними, вдруг приказывает закрыть все церкви, католические школы и колледжи. Одновременно он отлучает от церкви виновных в убийстве Р. Гранде и требует от президента страны немедленного расследования преступления. Архиепископ отменяет воскресные мессы по всей стране. В течение трех дней, была проведена лишь одна месса перед кафедральным собором. На ней присутствовало около 80 тысяч человек. Эта месса была посвящена памяти священника из Акилареса. Правые были в шоке. Но и сам Ромеро — в растерянности. В слове прощания на погребении Р. Гранде архиепископ предупреждает: «Пусть никто не пользуется этой смертью, чтобы разжигать ненависть». Ромеро превосходно знает, за что и почему убили священника из Акилареса. Ведь Рутилио Гранде помогал крестьянам организовать свой профсоюз, христианские низовые общины, открывал им глаза на творящиеся в стране произвол и беззакония. Знает архиепископ также и о том, что в течение часа после убийства Р. Гранде в районе преступления была отключена телефонная связь и не появлялись полицейские патрули, которые обычно здесь находились. Эти совпадения, на первый взгляд случайные, лишь еще раз подтверждали соучастие властей в развязанной в стране грязной кампании травли прогрессивных священников. Ромеро знает обо всем этом, но упорно молчит. Двое иезуитов из Центральноамериканского университета с почтением обращаются к архиепископу и просят его объяснить причины замалчивания этих фактов. Но Ромеро ничего им не ответил. Он еще не сделал своего выбора. Не знал архиепископ и того, что за убийством Р. Гранде последуют новые расправы со священниками и что одной из жертв в этой цепи злодеяний и террора он сам.

    Убийство Р. Гранде до глубины души потрясло Ромеро. Это преступление реакции стало началом перемен в мышлении сальвадорского архиепископа. Думается, не раз вспоминал Ромеро проникновенные, полные горечи и страдания строки падре Рутилио, написанные им незадолго до гибели: "Порабощенные массы нашего народа оказались на обочине развития. Они живут по нормам феодализма 600-летней давности. Они не владеют ни землей, ни своей жизнью... Все в Сальвадоре говорят о демократии, но не будем обманывать себя. Это не демократия, когда власть народа подменена властью богатого меньшинства... Я боюсь, что очень скоро даже Библия будет запрещена в нашей стране... Ибо все ее страницы полны "крамолы". Если бы здесь появился даже сам Иисус, его бы арестовали и обвинили в нарушающей конституцию подрывной деятельности, в том, что он еврей, революционер, пропагандирующий идеи, противоречащие демократии, иными словами, выступает против меньшинства. Они бы вновь его распяли, потому что они предпочитают видеть Христа на кладбище, молчащего Христа, Христа, которого можно было бы подогнать под их представление, приспособить к их эгоистическим интересам. Но этот Христос уже не из Священного Писания, это не 33-летний Иисус, умерший во имя людей..."

    Кто знает, возможно, эти же строки пришли на память архиепископу Ромеро в тот момент, когда ему через несколько дней после похорон Р. Гранде сообщили, что в Акиларесе вновь загремели выстрелы. Армия и полиция учинили там зверскую расправу над ни в чем не повинными людьми. Было убито 50 крестьян и около 100 получили ранения. Возмущенный этим сообщением, архиепископ обратился к правительству военных, вопрошая: "Почему в тех районах, где не ведется партизанская война, слышны выстрелы и льется кровь безвинных людей?" В ответ правящая клика заверила монсеньора Ромеро в том, что в стране полный порядок, а борьба ведется исключительно с подрывными элементами. "Все в полном порядке, монсеньор. У церкви нет никаких оснований для беспокойства", — сказал Ромеро по телефону министр внутренних дел. Но архиепископа продолжали одолевать сомнения. И чтобы развеять их и узнать, против кого ведет правительство борьбу, Ромеро предпринимает несколько поездок по стране. Он посещает те районы, где нет партизанской войны, но гремят выстрелы. Эти поездки, и особенно встречи с крестьянами, открывают ему истинный смысл всего происходящего. Из бесед с крестьянами Ромеро узнает, что их пытают, когда находят церковную газету "Ориентасьон". Архиепископ потрясен до глубины души рассказами о том, что крестьян арестовывают за чтение или даже просто за хранение Библии. "Если вы боитесь, что вы одни и все против вас, — взволнованно говорит он крестьянам, — то я буду с вами. Обещаю вам..."

    Чаша терпения архиепископа переполнилась. Не в силах спокойно и безучастно взирать на произвол и беззакония, творящиеся в стране, на разнузданный террор правых и репрессии властей, Ромеро становится на сторону народа. Позже он так объяснил метаморфозы своего мировоззрения: "Когда я стал архиепископом, многие священники подвергались пыткам, издевательствам, трагически гибли. Я почувствовал необходимость защитить церковь. Затем я почувствовал потребность в том, чтобы защитить и священнослужителей, и верующих, и народ в целом".

    Вскоре после трагических событий в Акиларесе, в помещении столичного кафедрального собора начал работать созданный под патронатом церкви постоянный комитет по защите прав человека. Каждый день приходили туда сальвадорцы, чтобы узнать о судьбе своих родных и близких, пропавших без вести, чтобы поведать о новых преступлениях властей и военизированных банд ультраправых — "эскадронов смерти", чтобы найти убежище, сочувствие и сострадание. Упорно, день за днем, невзирая на все препоны, чинимые властями, собирал комитет сведения о кровавых преступлениях, о нарушениях элементарных прав человека. На основании этих сведений в июне 1978 года,архиепископ Ромеро обнародовал список убитых, похищенных и подвергнутых пыткам лиц.

    Каждое воскресенье тысячи сальвадорцев спешили к столичному кафедральному собору, чтобы послушать своего архиепископа, чья душа была переполнена страданиями народа. В набитом битком соборе они ловили каждое слово монсеньора Ромеро и передавали его из уст в уста. Бедняки с надеждой смотрели на этого немолодого человека с усталым взглядом темных глаз.
    В еженедельных воскресных проповедях архиепископ подробно разбирает национальные события, случаи несправедливости и насилия в стране за неделю, призывает верующих занять активную гражданскую позицию. Очень скоро остроразоблачительные и одновременно ободряющие проповеди Ромеро начинают передавать по церковному радио. Теперь их слушает вся страна. Стоя на улицах у громкоговорителей, сальвадорцы аплодировали своему архиепископу. Они видели в нем не только духовного, но и политического лидера.

    Столь резкое изменение позиции архиепископа Ромеро вызвало крайнее недовольство и раздражение у власть предержащих. Репрессии против церкви ужесточились. В мае 1977 года, как бы в ответ на протесты церкви против нарушений прав человека, армейские подразделения и силы безопасности штурмом взяли монастырь в Акиларесе и расстреляли священника Альфонсо Наварро Овьедо. Из-за преследований часть священнослужителей вынуждены были скрываться. С июня 1977 года, атаки правых сил по-прежнему были сосредоточены на иезуитах — наиболее последовательных защитниках прав человека в Сальвадоре. 20 июня ультраправая террористическая организация "Союз белых воинов" предъявляет ордену ультиматум, в котором выдвигается требование: всем иезуитам покинуть страну до 21 мая 1978 года. В противном случае — смерть. Реакционеры выбрасывают лозунг: "Будь патриотом! Убей священника!" Однако официальный представитель иезуитов, поддержанный архиепископом Ромеро, заявил, что никто страну не покинет, несмотря ни на какие угрозы. После этих событий отношения архиепископа с властями еще более обострились.

    Ромеро и некоторые епископы решительно отказываются присутствовать на церемонии передачи президентской власти 1 июля 1977 года. Однако этот протест высшей церковной иерархии Сальвадора не был единодушным. Двое епископов — епископ Санта-Аны Баррера-и-Рейес и епископ Сан-Мигеля Хосе Эдуардо Альварес Рамирес присутствовали на церемонии. Последний даже выступил в печати с описаниями возвышенного характера состоявшейся церемонии и отрицал факты преследований в стране. Демарш этих двух епископов отражал настроения определенной части священников, находившихся под влиянием папского нунция в Центральной Америке Эммануэля Джиральди и консервативного гватемальского кардинала Марио Ксарьего. После этого случая, отношения монсеньора Ромеро с епископатом страны стали ухудшаться. Большинство епископов не поддерживали своего примаса.

    В ноябре 1977 года, правительство приняло драконовский закон "О защите и обеспечении общественного порядка", который по своему существу означал широкое применение репрессий. Сальвадорская иезуитская община вместе с архиепископом Ромеро возглавила кампанию против закона. В каждой проповеди архиепископ обрушивается на правительство, разоблачая его преступления, прикрываемые "кровавым законом". В конце концов под давлением массового движения, поддержанного церковью, закон был отменен, что отнюдь не означало прекращения массовых репрессий.

    Роморо активно проповедует, его устами, церковь воскрешает идеи первоначального христианства, которое, как известно, являлось религией угнетенных и обездоленных. Именно на возврате к раннему христианству настаивают сегодня сторонники теологии освобождения, широко распространившейся не только в Латинской Америке, но и далеко за ее пределами. Поэтому сальвадорский архиепископ не без основания считается активным защитником и проповедником идей теологии освобождения. За короткое время Ромеро под воздействием ужасающей сальвадорской действительности из убежденного консерватора, стоявшего ближе к правящим классам, чем к народу, превратился в леворадикального священнослужителя, призывающего к борьбе за переустройство общества, демократию и социальный прогресс.

    Яркие, эмоциональные, гневные проповеди, выступления и послания сальвадорского архиепископа взбудоражили власть предержащих и толкнули их к еще более активному вмешательству в дела церкви, с тем чтобы сделать ее послушной режиму и вернуть ей прежний облик. Олигархия и военщина требуют от церковного руководства солидарности с властями. Ромеро непреклонен. Зато правящие круги быстро находят общий язык с викарием вооруженных сил епископом Сан-Мигеля X. Э. Альваресом, а через него и с другими епископами. 28 августа 1978 году, четверо из шести сальвадорских епископов публикуют "Декларацию", в которой, признавая бедственное положение большинства населения страны, сетуют на небольшие размеры территории, ограниченность ресурсов и неуклонный демографический рост. При этом на последнее место они стыдливо ставят вопрос "социальной несправедливости". Со ссылками на различные церковные авторитеты епископы призывают к "крестовому походу" против марксизма и коммунизма. Они утверждают, что в крестьянские организации проникли марксисты и поэтому мятежные крестьяне не имеют права требовать или просить покровительства у церкви. По своему стилю и тональности эта "Декларация" напоминала скорее воинский приказ, чем пастырское послание. Контролируемая правительством пресса поспешила придать "Декларации" возможно большую огласку. Правительство всеми средствами старалось использовать консервативность большинства епископов, чтобы окончательно вбить клин между ними и архиепископом Ромеро.
    После выхода в свет "Декларации" отношения Ромеро с епископатом еще более ухудшились. Единственным союзником архиепископа, одобрявшим его действия, был епископ Ривера-и-Дамас (он станет главой сальвадорской церкви после злодейского убийства Ромеро). Но "бунт" епископов не особенно пугал Ромеро. На его стороне были многие приходские священники, христианские низовые общины, христианские федерации и профсоюзы. Союз трудящихся деревни и Христианская федерация сальвадорских крестьян резко осудили реакционную "Декларацию" четырех епископов. В своем "Обращении к христианам Сальвадора и Центральной Америки" эти крестьянские организации отмечали, что епископы, подписавшие "Декларацию", всегда отказывали в своем покровительстве народным организациям, но зато активно поддерживали различные полувоенные террористические группировки и формирования.

    Обеспокоенные событиями в соседней Никарагуа, где народ повел решающее наступление на диктатуру Сомосы, буржуазные круги Сальвадора поспешили сделать ставку на верхушечные реформы и "либерализацию режима". Но против "либерализации" выступили влиятельные кланы банковской олигархии и охраняющие их интересы военные. Чтобы сорвать переговоры буржуазной оппозиции с диктатором — генералом К. У. Ромеро о либерализации режима, правая военщина устроили провокацию. 20 января 1979 года, национальная гвардия захватила центр обучения "Деспертар" и зверски убила священника Октавио Ортиса Луну. Компромисс был сорван, "либерализация" не состоялась.

    Но это было еще не все. В мае 1979 года, армия и полиция жестоко расправились с мирной демонстрацией, происходившей перед столичным кафедральным собором, В результате этой акции военных были убиты 23 человека, в том числе и один священник. Собор стал ареной жестокой бойни. Ступени его были обагрены кровью ни в чем не повинных людей. Неприкосновенность храма с его правом убежища были нарушена. Солдаты и полицейские расстреливали протестовавших, преследуй их вплоть до внутренних помещений собора. Эти ужасные события были засняты на пленку компанией Си-би-эс. Эта пленки неоднократно демонстрировалась по телевидению, и миллионы американцем могли видеть, как на паперти собора дергались в конвульсиях тела умирающих, а раненые переползали через них, пытаясь уйти от новых пуль.
    Сразу же после кровопролития перед кафедральным собором, архиепископ Ромеро пишет письмо в Рим, прося папу принять его. Но ответа не последовало. И тогда сальвадорский примас сам отправляется в Ватикан к Иоанну Павлу II, надеясь получить папское благословение на выступление против диктаторского режима. Однако аудиенция у папы в Апостолическом дворце оказалась для Ромеро драматичной. Сальвадорский архиепископ показал Иоанну Павлу II одну фотографию. На ней — мертвый человек, лежащий в луже крови, голова его разрублена, лицо изуродовано. "Святой отец, — обратился Ромеро к папе, — посмотрите на этот фотоснимок. Это — священник Октавио Ортис Луна. Ему было всего тридцать четыре года. Я знал Октавио еще ребенком и сам посвящал его в свое время в сан. Он в течение пяти лет исполнял священнические обязанности, преподавал катехизис крестьянским детям. 20 января сего года, когда падре Октавио выступал перед священниками и мирянами в центре обучения "Деспертар", туда ворвались солдаты. Они хладнокровно убили Октавио, а затем глумились над трупом. Это кошмарная смерть, Святой отец". "Но ведь он был мятежником", — сказал Иоанн Павел II. Тогда Ромеро протянул папе папку с бумагами: "Взгляните, Святой отец. Здесь собраны очень важные документы. Они неопровержимо доказывают, что кампания, развернутая против меня средствами массовой информации, была тщательно подготовлена и направлялась из самого президентского дворца". "У меня нет времени читать все это", — отвечал папа. Немного помолчав, он добавил: "Ты должен вести себя с правительством так, чтобы не давать никакого повода для конфликтов". "Но, Святой отец, — воскликнул Ромеро, — правительство преследует народ. Армия и полиция убивают ни в чем не повинных людей. Посмотрите, что случилось на паперти кафедрального собора. Святой отец, бедняков бесцеремонно убили только потому, что они выступили за профсоюзные права. Церковь не может поддерживать добрые отношения с таким правительством". В ответ на это папа еще раз повторил: "Вы должны договориться с правительством". "Но для меня это абсолютно невозможно, перед богом невозможно, — с отчаянием произнес Ромеро, — ведь Иисус говорил, что не мир Он принес, а меч". "Не преувеличивайте, монсеньор!" — последовал ответ, и на этом короткая аудиенция закончилась.

    С тяжелым сердцем покинул Ромеро Ватикан. Все его надежды на понимание и сочувствие со стороны римского первосвященника рухнули. Получив за свою деятельность, скорее порицание, нежели благословение, Ромеро в полной растерянности отправился домой. Но он испытывает необходимость выговориться, излить душу, выразить свои чувства и переживания человеку, который может его понять. И, сойдя с трапа самолета в Мадриде, где у него была пересадка, Ромеро просит своего друга — гондурасского священника, сопровождавшего его в поездке, — устроить ему встречу с испанской журналисткой Марией Лопес Вихиль. Эта журналистка опубликовала несколько правдивых статей о трагедии сальвадорского народа в испанских газетах "Паис" и "Вида Нуэва".

    Встреча с Марией Лопес происходила 10 мая 1979 году, в приемной женского монастыря в окрестностях Мадрида. "Мария, я хотел бы попросить Вас помочь мне разобраться, почему Святой отец не понял меня?" — начал охваченный смятением сальвадорский архиепископ. Он почти дословно пересказал испанской журналистке содержание своей беседы с папой. До отлета самолета в Сальвадор оставалось мало времени. Ромеро торопился и говорил быстро, но Мария Лопес подробно записала его рассказ. А от себя она добавила: "Я видела перед собой человека с разбитым сердцем. У сальвадорского архиепископа было такое чувство, будто бы его бросили на произвол судьбы. Он очень страдал от бездушного, холодного приема в Ватикане. Самой горькой для Ромеро была минута, когда он понял, что там его не понимают и не одобряют его действий".

    По прибытии в Сальвадор Ромеро первое время находится в некоторой растерянности. Он даже в своих проповедях начинает говорить о том, что "не дело церкви вмешиваться в борьбу за преобразование существующего порядка вещей". Консервативно настроенные епископы обрадовались такому повороту событий. Они разворачивают бурную кампанию против сил оппозиции, бросая им упреки и обвинения в беспорядках, творящихся в стране. Особенно усердствуют епископы Апарисио и Альварес. Альварес все чаще появляется одетым в полковничью форму, открыто демонстрируя свою поддержку военным. А Апарисио угрожает отлучить от церкви "всех левых христианских революционеров, укрепившихся в церкви". Он не согласен с теми, кто называет сальвадорский конфликт братоубийственной бойней. Речь идет лишь о том, утверждает он, "чтобы очистить страну от банды преступников". На все эти выпады епископов Ромеро отвечает... молчанием.

    Но архиепископ все же нашел в себе силы преодолеть чувство опустошенности, овладевшее им после визита в Ватикан. Оправившись от "римских впечатлений", Ромеро активно подключается к оппозиции, к ее борьбе против существующего режима. Через несколько месяцев после встречи в монастыре около Мадрида, архиепископ пишет испанской журналистке письмо, в котором звучат уже оптимистические нотки: "Чем мрачнее обстановка, тем ярче свет надежды, надежды на то, что в будущем воцарится свобода, когда наш народ в условиях справедливости и мира сможет полностью пользоваться правами, которые обеспечат ему человеческое достоинство".

    К концу 1979 года, политическая обстановка в Сальвадоре накалилась до предела, и 15 октября молодые, патриотически настроенные офицеры осуществляют военный переворот. Правительство генерала К. У. Ромеро было свергнуто, а сам диктатор бежал из страны. Этот переворот породил определенные надежды у архиепископа Ромеро и его сторонников в церкви. Ведь возглавившие страну офицеры заявили о скором принятии новой конституции, проведении президентских выборов, восстановлении порядка, об амнистии для всех политзаключенных и о легализации политических партий, до этого находившихся в подполье. Кроме того, было обещано в будущем провести аграрную реформу. Архиепископ Ромеро поддержал новое правительство, рассчитывая, что оно наконец-то сумеет восстановить права человека и разрешить проблему нищеты в стране. Но время шло, а правительство не спешило с проведением в жизнь обещанных реформ. Поэтому уже 6 января 1980 года, в своей проповеди Ромеро заявляет, что армией по-прежнему манипулируют правые силы и что военные не сдержали своих обещаний. Очень скоро патриотически настроенные военные были оттеснены на второй план и террор правых еще более усилился. Усилились нападки и на церковь. В первых числах февраля Ромеро вновь едет в Ватикан, где вручает папе меморандум, в котором перечислялись имена 896 лиц, погибших от рук правых террористов в 1978—1979 годах, а также имена 1531 арестованного и 205 пропавших без вести. Среди убитых было 11 священников и 30 религиозных деятелей.
    Вскоре после возвращения из Рима в своей проповеди 17 февраля архиепископ заявил, что нынешнее правительство не правит страной, а лишь "является ширмой для мирового общественного мнения". Кроме того, он обвинил христианскую демократию своей страны в том, что она тщательно скрывает от мирового сообщества кровавые репрессии против народа и факт, что страной правит правая военщина. В этой же проповеди, Ромеро сказал, что он направил письмо президенту США Картеру с призывом наложить запрет на какую бы то ни было военную помощь сальвадорским властям и не вмешиваться во внутренние дела страны. "...Я, как сальвадорец и архиепископ, возглавляющий все епархии Сальвадора, — писал Ромеро в этом письме, — самим саном своим обязанный стремиться к воцарению мира и справедливости в моей стране, прошу Вас, если Вы воистину желаете защищать права человека:
    - Запретите оказывать военную помощь сальвадорскому правительству.
    - Гарантируйте невмешательство Вашего правительства, прямое и косвенное, военное, экономическое, дипломатическое и всякое иное, в дела Сальвадора, в право сальвадорского народа самому определять свою судьбу... Неправедным и прискорбным делом было бы вмешательство чужеземной силы, препятствующей народу Сальвадора принять самостоятельное решение о путях экономического и политического развития собственной страны... Я надеюсь, что религиозные чувства и понимание необходимости защиты прав человека побудят Вас откликнуться на мою просьбу и тем самым помешают еще большему кровопролитию в нашей многострадальной стране..."

    Это письмо очень скоро стало известно всему миру. Оно передавалось информационными агентствами различных стран, перепечатывалось и комментировалось газетами и журналами.
    Архиепископ очень надеялся, что Картер, считавшийся самым набожным президентом в истории США, откликнется на его просьбы. Но тот даже не стал утруждать себя личным письмом. Архиепископу ответил государственный секретарь С. Вэнс, который утверждал, что американская помощь сальвадорской хунте осуществляется исходя из интересов "защиты прав человека" и "принципов демократии". Ромеро не удовлетворил подобный лицемерный ответ. И через неделю после написания письма Картеру, 24 февраля, в очередной проповеди архиепископ еще раз обратился к Соединенным Штатам с призывом воздержаться от помощи правящей военной хунте до тех пор, пока она не проведет в жизнь обещанные реформы. Ромеро сказал в этой проповеди, что его "достойные уважения друзья из Ватикана" предупредили его, что его фамилия стоит на одном из первых мест в списке людей, намеченных крайне правыми группировками к уничтожению. Он вновь обратился к правительству Сальвадора с призывом немедленно реализовать обещанные реформы, и прежде всего аграрную. Однако все призывы и просьбы Ромеро повисали в воздухе. США активно вмешивались в дела Сальвадора, а военщина в стране продолжала политику разнузданного террора.

    Но благодаря проповедям и посланиям, наполненным любовью и состраданием своему народу, архиепископ очень быстро стал играть ключевую роль в формировании общественного мнения. "Архиепископ, а не христианские демократы в правительстве является подлинным выразителем настроений широких народных масс страны", — констатировал 22 марта 1980 года, за два дня до убийства сальвадорского архиепископа, журнал американских иезуитов "Америка".

    Однако, несмотря на смелые и решительные выступления Ромеро о законном праве народа на повстанческую борьбу, его постоянно одолевали сомнения в необходимости такой борьбы. В нем боролись сложные, противоречивые чувства. Незадолго до его убийства, Ромеро посетили руководители партизан. Они просили архиепископа оказать им моральную поддержку. Во время нескольких тайных бесед Ромеро дискутировал с руководителями партизан, пытаясь удержать их от насильственных методов борьбы и убеждая постараться разрешить проблемы путем диалога. Он настойчиво предостерегал их от последствий насильственной борьбы.

    Однако эти встречи оказали заметное влияние на самого Ромеро. Можно предполагать, что именно впечатлениями от этих встреч была навеяна его последняя пламенная проповедь, в которой он призвал армию и полицию не стрелять в свой народ. В воскресенье 23 марта 1980 года, в заполненном до отказа кафедральном соборе Ромеро говорил, обращаясь к военным, национальной гвардии и полиции: "...вы сами вышли из нашего народа, но убиваете своих братьев-крестьян. Однако над приказом убить человека, полученным от офицера, должна восторжествовать заповедь господня: не убий... Ни один солдат не обязан повиноваться приказу стрелять в людей, как противоречащему заповеди господней... совести человеческой..." В проповеди архиепископа звучали требовательные нотки: "Братья военнослужащие, служащие органов безопасности, именем господним, а также именем страдающего народа, чьи стенания вопиют к небу с каждым днем все громче, умоляю вас, приказываю вам от имени бога: прекратите репрессии... не убивайте!.."

    Церковная иерархия незамедлительно прореагировала на эту проповедь архиепископа. Епископат явно не одобрял действий и выступлений своего примаса. Еще до воскресной проповеди 23 марта, папский нунций уговаривал Ромеро не принимать ничью сторону в политической борьбе, ибо это не дело церкви. Церковь должна быть посредницей, буфером в самые тяжелые моменты борьбы между правительством и народом. Священнослужитель из Колумбии монсеньор Пара, приехавший в Сальвадор со специальным поручением папы, также пытался вернуть архиепископа на праведный путь. "Честь представлять Святейший Престол не лишена и тяжких аспектов, — вкрадчиво говорил Лара. — Я прибыл сюда со специальным поручением, чтобы предотвратить столкновение между церковью и государством. Ты прямо ведешь церковь против правительства. Согласись, это неслыханное в истории церкви дело: архиепископ, призывающий войска к неповиновению... Умоляю тебя, Ромеро, подумай еще раз о борьбе, которую ты ведешь, задумайся, исходя из благоразумия, такого благоразумия, которое проистекает из нашего долга по отношению к нашей общей матери-церкви..." Последний ответ Ромеро был тверд и определенен: "Я готов на все ради единства церкви, но я не могу идти против своей совести".

    Ромеро оказался в труднейшем положении, он всеми силами старался удерживаться между противоборствующими сторонами, но не мог. А между тем тучи над ним сгущались. Пользующийся огромным авторитетом в Сальвадоре и во всей Латинской Америке сальвадорский архиепископ стал слишком опасным противником внутренней и внешней реакции. Ромеро был тем, если можно так сказать, харизматическим лидером, которому верили массы и за которым они готовы были идти. Не раз архиепископу угрожали расправой за то, что он гневно осуждал в своих проповедях и публичных выступлениях кровавые злодеяния реакции, проводимые при активном участии правящей хунты, вооружаемой правительством США. В соборе, где Ромеро совершал службы, было обнаружено и обезврежено взрывное устройство из 72 динамитных шашек. Еще в феврале 1980 года, правые террористы взорвали радиостанцию "Ла вос панамерикана", передававшую пастырские послания сальвадорского архиепископа и его воскресные проповеди на всю страну. Архиепископ сознавал опасность, которая нависла над его жизнью. "Если они убьют меня, — говорил он, — я воскресну вновь в людях Сальвадора".

    Последняя проповедь архиепископа 23 марта 1980 года, послужила для правых поводом, чтобы обвинить его в измене родине. Она же была и толчком к убийству "мятежного" архиепископа.
     
  12. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.952
    Симпатии:
    954
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    Последняя проповедь.

    Вечером 24 марта, Ромеро совершал мессу в часовне больницы "Божественного провидения", расположенной в квартале Мирамонтес на северо-западе сальвадорской столицы. Внезапно прогремел выстрел, затем послышался звук отъезжающей машины. В часовне раздались крики ужаса и отчаяния. Люди бросились к алтарю. Архиепископ лежал на полу. Он был мертв. Разрывная пуля попала прямо в сердце. Убийца скрылся. Это произошло в 18 часов 40 минут по местному и в 0 часов 40 минут по среднеевропейскому времени. На следующий день газеты многих стран мира пестрели заголовками о злодейском убийстве примаса сальвадорской католической церкви.
    От себя. Я побывал в этом госпитале. Сейчас там музей монсеньора Ромеро. Это небольшой госпитал, совсем небольшой. Сейчас, на заборе, нарисовано граффити:
    [​IMG]
    Это единственное граффити, которое я видел сегодня во всем Сальвадоре. При госпитале, есть маленькая часовня, в которой собственно и застрелили Ромеро. Почему здесь? Оказывается, он здесь жил. В небольшом особнячке (две комнатушки и кухонька) при госпитале. Сейчас тут музей:
    [​IMG]
    Во время мессы, двери церкви были раскрыты. От алтаря до того места на улице, где примерно стоял убийца, метров 30-40. Стреляли из автоматической винтовки (скорее всего М-16). Один выстрел. Прямо в сердце. Убийца стрелял стоя, с плеча. Сразу видно, что военный (по выстрелу).
    Потом рев мотора и … никого нет. В часовне были люди. Был фотограф. Он и снял эти фото:
    [​IMG]
     
  13. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.952
    Симпатии:
    954
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    Похороны, вылившиеся в новые похороны.

    Но правые силы, расправившись с Ромеро, не успокоились. Даже мертвый, он вызывал у них злобу и раздражение. Поэтому они решили по-своему проводить "мятежного" архиепископа в последний путь. Накануне похорон Ромеро, в сальвадорской столице царила напряженная атмосфера. Все епископы, за исключением Риверы-и-Дамаса, отказались присутствовать на траурной церемонии. А в день похорон Ромеро, на сороковой минуте траурной литургии, когда выступал личный представитель папы мексиканский кардинал Коррипио Аумадо, воздух вдруг неожиданно вздрогнул от взрыва. За первым взрывом последовали второй, третий. Раздались выстрелы. Десятки тысяч людей, пришедших отдать последние почести "апостолу ненасилия, пророку бедных и угнетенных", оцепенели от ужаса и страха. Затем началась паника. Люди бросились врассыпную. Те, кому удалось найти убежище внутри кафедрального собора, рыдали, распростершись на полу. Через час взрывы и стрельба прекратились.
    Но этот час стоил жизни не одному сальвадорцу. Как стало известно позднее, во время похорон Ромеро были убиты около 40 человек и около 200 получили ранения.

    В музее, есть фото и тех событий.

    [​IMG]

    Итоги.

    Кто был виновен в этой вспышке насилия? Правые силы поспешили заявить, что взрывы бомб и стрельба во время траурного богослужения — это дело рук коалиции народных организаций, левых экстремистов, одним словом, "подрывных элементов". Эта лживая и издевательски-циничная версия возмутила зарубежных епископов и священнослужителей, прибывших на похороны Ромеро. Они опубликовали заявление-протест, в котором решительно и определенно, как очевидцы произошедшего, утверждали, что жестокое нападение на скорбную церемонию совершили национальные гвардейцы и полицейские, находившиеся в президентском дворце. Именно оттуда раздались первые выстрелы. "Нам, прибывшим в Сальвадор впервые, — говорил впоследствие один из религиозных деятелей, подписавших заявление, Чарльз Харпер, секретарь отдела прав человека Всемирного совета церквей, — навеки запомнился образ страны, народ которой переживал подобный ужас ежедневно". Вот так реакция продолжала мстить Ромеро даже после смерти, мстить за то, что он осмелился выступить в защиту обездоленных и угнетенных.
    Убийство "мятежного" архиепископа ознаменовало собой начало гражданской войны.

    Будет ли найден убийца?

    27 марта, через три дня после убийства епископа Ромеро, полковник А. Махано, один из членов правящей хунты, заявил во время пресс-конференции, что сальвадорское правительство попросило помощи у иностранных экспертов и "Интерпола" для проведения расследования дела об убийстве монсеньора Ромеро. "В основном мы просим технической помощи, — сказал он, – так как уверены, что найдем виновного". Полковник Махано предположил, что убийца мог быть наемным, но тут же уточнил, что не имеет никаких доказательств того, что убийца иностранец. "Единственное, в чем мы абсолютно уверены, — утверждал он, — так это в том, что убийца был специалистом своего дела. Об этом свидетельствует его выстрел. Человеку удалось с расстояния примерно сорок-пятьдесят метров, через открытую дверь попасть прямо в сердце архиепископу". В то же время А. Махано опроверг выдвинутую госдепартаментом США версию о причастности Кубы к убийству Ромеро. Однако оптимизм полковника Махано относительно быстрого раскрытия убийства архиепископа и наказания виновных не оправдался. Расследование затянулось на долгие годы.

    С убийством архиепископа Ромеро, верующие потеряли своего защитника, благословлявшего их на борьбу за лучшее будущее. Но память о Ромеро, живет в сердце сальвадорского народа. Ежедневно приходят в кафедральный собор люди, чтобы поклониться его могиле. Над расположенной в правом трансепте собора гробницей архиепископа — его портрет: Ромеро мягко улыбается, положив руку на Библию. Рядим на стене надпись на ткани: "Ты знал, что смерть придет без предупреждения. Но смерть ничто, когда вокруг народ". Возле гробницы еще одна ручная вышивка на грубой ткани: "Благодарение монсеньору Ромеро от матерей заключенных, пропавших без вести и убитых политических деятелей Сальвадора".

    В 1983 году, во время своего визита в Центральную Америку папа римский Иоанн Павел II посетил могилу Ромеро. Здесь он зaметил, что не стоит отдавать жизнь за какую-то идеологию, за искаженное или используемое в тенденциозных целях Евангелие. Жизнь следует отдавать только за веру. Этим заявлением римский первосвященник фактически отказал в причислении покойного архиепископа к лику мучеников.
    От себя. Ромеро, несмотря на отмороженность поляка Войтылы (Папы Хуана Пабло Второго), все таки причислили к лику святых. Его статуя, сейчас есть на колоннаде мучеников Вестминстерского аббатства, рядом с Мартином Лютером Кингом и Великой Княгиней Елизаветой Федоровной и многими другими.
     
  14. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.952
    Симпатии:
    954
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    посетил первые руины майя.

    Первой, были Помпеи Америки, как их тут называют. Я не был в Помпеи, но если они такие же, то я туда и не хочу.

    Справка: Хойя-де-Серен (исп. Joya de Cerén, название дано по находящейся рядом деревне) — археологический объект в Сальвадоре. Хойя-де-Серен называют Помпеи Америки. В результате извержения вулкана Лома-Сальдера около 600 года н. э. сельское поселение майя, было погребено под слоем пепла. Объект был открыт в 1976 году, Пайтоном Шитсом (Payton Sheets). С тех пор было раскопано около 70 строений. В отличие от итальянского погребённого города, жители деревни видимо спаслись — во время раскопок останков погибших не найдено. Но найдена хозяйственная утварь, посуда, даже недоеденная пища. Объект представляет большую научную и культурную ценность, потому что демонстрирует жизнь обычных людей майя тех времён.

    На деле: я не знаю как около 70-ти раскопанных строений, в наличии три маленьких участка с 7-8 остатками хижин и дерьмовый музей. Вход 3 у.е. но смотреть абсолютно не на что. Доехать от терминала Осиденде, стоит 0.50 у.е.
    [​IMG]
    Вышел, поймал тот же бус и доехал до развилки. Налево в СС, на право в СА. Не пугайтесь символики, это всего лишь аббревиатура городов – Сан Сальвадора и Сан Андреаса.

    В Сан Андреасе, вторая руина. Эта уже получше, какой-то бывший майанский город с плацей и парочкой небольших пирамид.
    [​IMG]
     
  15. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.952
    Симпатии:
    954
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    Санта Анна, второй по величине город Сальвадора, после СС.
    Что вам сказать, даже не знаю…
    Причем не о Санта Анне, а ваще о Сальвадоре. Как-то, у кого-то на форуме (уже не помню), прочитал что ему нравится эта страна. Ну хуй его знает, мне самому нравятся жопные страны типа Боливии и Парагвая, но они по сравнению с Сальвадором… а точнее Сальвадор по сравнению с ними. Вот уж реальная жопа!!! Причем во всем. В жилье, в еде, в развлекалове.

    Как добирался в СА. Логистика местная, это тоже что-то. Доехал до терминала Оссиденте, сел на бус СС-СА-Метапан. Думаю, ну в Санта Анне он по-любому на терминал заедет, куда там!!! Смотрю, вроде заехали в город. Жду, жду терминала, а уже и домов нет. Подхожу к водиле с вопросом, а он: да мы уже выехали, я же недалеко от него останавливался!!!???

    Ипааать!!! Недалеко!!! Ладно, вылез на трассе, в километрах 4-5 от города. Остановил какой-то бус в город. Поехал. Бус этот, где-то рядом с терминалом должен проезжать. Спросить бы надо.
    Про спросить. В ЮА с этим получше, тебе или подскажут, или скажут что не знают. Здесь, никто нихуя не знает дальше своей улицы. Причем многие и на своей улице нихуя не знают. Спрашивал у охранника магазина, в квартале от госпиталя Дивино Ниньо (где Ромеро убили). Так он меня за четыре квартала послал в противоположную сторону. И так везде. Поэтому, вышел на обум, дошел до перекрестка, достал ЛП, сориентировался по карте и пошел в нужную сторону. Запланированный хоспедахе - тодо окупадо, поэтому пошел в другой – подороже. Заселился. Пошел бродить по городу. Ничего интересного, и никакой нормальной еды, одни гамбургеры, эмпанады и в таком духе. Нашел какую-то херь, где готовят пойо дорадо с салатом и фасолью за 2.25 у.е. Все вроде бы ничего, но порция… вспомнил сразу Родину. У нас во многих местах такие же - миниатюрные.
    Посидел в инете, часов в 19-30, пошел пройтись по городу. Город как вымер, даже света в окнах нет. И это в 5-6 кварталах от центра. Никакого развлекалова. Ничего!!!
    Побродил немного и пошел в отель. А шо робыть? Не ходить же по пустынным улицам.

    Дааа, надеюсь, что это самая беспонтовая страна из всех центральноамериканских, и она уже почти позади.

    На следующий день был Тасумаль.
    Тропический ливень, начавшийся ночью и продолжавшийся все утро, спутал планы. Уже проснувшись и позавтракав, я просто сидел в номере и ждал, когда он закончится. В итоге, выехав в Тасумаль аж в 10-30. Но не успел и доехать, как дождь начался опять. Поэтому просмотр руин майя, проходил под непрерывным дождем, то немного затихающим, то усиливающимся опять.

    Руины находятся в городке Чалчуапа. Ехать от Санта Аны минут 30-ть. Потом еще пару минут идти до Тасумаля.

    Справка: Тасумаль, Tazumal — археологический памятник постклассического периода культуры майя. Название Тасумаль, на языке киче означает «место сожжения жертв».
    В Тасумале обнаружены руины 100—1200 г.н.э., сложная система водосточных каналов, несколько могил, несколько небольших пирамид, дворцы и ритуальные объекты. Расцвет города приходился на классический период (250—900 г. н.э.). Примерно в 900 г. была сооружена сохранившаяся до наших дней пирамида в тольтекском стиле, большой стадион для игры в мяч и несколько других сооружений. Около 1200 года, Тасумаль был полностью заброшен.
    Тасумальские руины считаются наиболее хорошо сохранившимися и наиболее важными руинами в Сальвадоре. Артефакты свидетельствуют о развитой в древние времена торговле между Тасумалем и такими удалёнными местами, как территории нынешней Панамы и Мексики. Площадь древнего города составляла около 10 км², однако значительная её часть скрыта под строениями современного города.

    В реале, руины опять не впечатлили. Это уже конечно получше чем Хойя де Серен и Сан Андрес, но все еще не то. При руине небольшой музей, где выставлена керамика

    [​IMG]

    Есть скульптура какого-то древнего бога

    [​IMG]

    Ну и для женщин, всякие интересные вещи

    [​IMG]

    А это сама пирамида

    [​IMG]

    Рядом находятся сувенирные лавки, но цены в них, какие-то нереальные. За маленького вырезанного из камня индейца майя, хотят 40 у.е. Причем в каждой лавке, продавец, без стеснения и страха (если это правда) говорит: вот артесания, а вот оригиналь-археология, и пытается впарить всякую херь. Причем эта херь по качеству, хуже сувениров. Интересно, попадаются ли еще лОхи?
     
  16. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.952
    Симпатии:
    954
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    После, прошелся к другой руине – Каса Бланка. И музей и сами пирамиды, еще похуже чем Тасумаль.

    [​IMG]

    Кроме меня, там ходили женщина с дочкой. Они попросили меня, сфотографировать их.

    [​IMG]

    Потом с мамой я разговорился. Более 20-ти лет назад, когда началась гражданская война, она свалила в пендосию. Получила гражданство, родила дочь. Теперь, привезла дочь на Родину, показать ей землю предков. Потом спросила, как я сюда добрался (они на арендованной машине) и узнав, что на транспорте публико – охуела!!! Начала спрашивать, а не опасно ли? А как люди? Вот что пендосия делает!

    Учитывая, что целый день до завтра свободный, хотел подольше повтыкать на пирамидах, но дождь не дал. Поэтому уже в обед, вернулся в Санта Ану – писать отчет.
    .Завтра в Гватемалу
     
  17. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.952
    Симпатии:
    954
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    я уже 2 дня в Гвате. ничего такого не слышно. все спокойно. но будем знать.
    маршрут не меняется. по Гвате, по часовой стрелке с заездом в Белиз и Копан. потом через Гондур в никарагуанские ебеня.
     
  18. Loquito Новичок

    С нами с:
    18 дек 2010
    Сообщения:
    43
    Симпатии:
    0
    Репутация:
    1
    Прочитал с удовольствием, перехожу к следующей части...
     
  19. malxaz старый, больной туркмен

    С нами с:
    26 сен 2010
    Сообщения:
    7.952
    Симпатии:
    954
    Адрес:
    El Mundo
    Сайт:
    Репутация:
    92
    а ты на где прервался в прошлый раз?
     
  20. Loquito Новичок

    С нами с:
    18 дек 2010
    Сообщения:
    43
    Симпатии:
    0
    Репутация:
    1
    Прошлого раза у меня не было - я впервые вижу этот отчет, как уже говорил - я все разборки в инете пропустил, что наверное к лучшему...
     

Поделиться этой страницей