Главная > Латинская Америка > Отчеты по Центральной Америке > Месоамерика. часть четвертая - Гондурас.

Месоамерика. часть четвертая - Гондурас.

  1. Отошел от будки миграсионщиков метров на сто, и залез в минибус до городка Копан Руинас (20 лемпир). Не знаю, но Ондурас мне как-то сразу понравился. Почему, даже не знаю.

    Доехали до городка, я нашел гест, за 6 у.е. и заселился. В планах, успеть сегодня посмотреть руины, и завтра ехать дальше. Ну а пока, как всегда немного словоблудия и истории.

    Как-то, в одном из своих выступлений, М. Задорнов сказал: «эх, не ту страну назвали Гондурасом», подразумевая под этим Россию. Я с ним частично не согласен. Почему частично? Я согласен в той части фразы, где он утверждает, что не ту страну назвали таким «красивым именем». Тут он прав. А вот какую, нужно было так назвать? ИМХО, ту, что расположена довольно недалеко, немного далее на север, через две страны. Ту, которую любят называть – Пендостан. И хотя и это название неплохое, но Гандурас звучит лучше.

    Но сейчас, речь пойдет о другой стране, стране, правильное название которой звучит – ОндУрас, потому как в испанском, буква H не читается. У многих, ассоциации с Ондурасом, проходят на уровне все того же Задорнова, изделия №4 советской легкой промышленности и парочки советских же песен, типа «Гондурас в огне». У меня же, почему-то ассоциации с произведениями Толкинена про Властелина Колец и государства Гондор.

    Поэтому, и назвать эту часть отчета, я решил так:

    Месоамерика, часть 4 - между Мордором и Роханом или Гондор, он же Ондурас.

    Чтобы уже придерживаться заданной темы, вначале, краткая история Ондураса, или Братство кольца, конца и кружок членов, а также члены этого кружка.

    До начала 16 века, территория Гондураса носила название Игуэрас или Ибуэрас. Часть коренного индейского населения — племена ленка, пайя, хикаке, жили первобытнообщинным строем, их основное занятие — подсечно-огневое земледелие, охота, рыболовство. Во втором веке н. э., индейцы группы племен майя, вытеснили местные индейские племена на менее плодородные горные склоны. В отличие от коренных индейских племён, майя имели письменность, знали ремёсла, возделывали кукурузу, создавали сооружения из камня, строили дороги, имели сильную и мобильную армию. На территории Гондураса находился один из крупных центров культуры майя — город Копан. Однако в 9 веке н.э., майя по не выясненным причинам ушли из этого региона на полуостров Юкатан. Руины Копана, были обнаружены археологами в лесных зарослях Гондураса лишь в 1839 году.

    Побережье Гондураса было открыто Христофором Колумбом в 1502 году. Испанцы назвали страну "Honduras", что означает по-испански "Глубины". Как отмечено в судовом журнале Колумба, его суда никак не могли встать на якорь у берега из-за больших глубин. После покорения Мексики, Эрнан Кортес, отправил сюда в 1524 году, отряд под началом Кристобаля де Олида для исследования и колонизации этой территории. В том же году, Олид основал тут первое поселение - Триумфо-де-ла-Крус. Обнаружив месторождения серебра, Олид решил отделиться. Узнав об этом, Кортес отправился форсированным маршем из Мехико через джунгли и болота вдоль побережья Мексиканского залива, пересек основание п-ова Юкатан и достиг Гондураса в 1525 году. Олид к тому времени уже был убит (об этом отдельно).

    Кортес основал несколько поселений, однако завоеватели столкнулись с ожесточенным сопротивлением индейцев, под командованием вождя Лемпири, в честь его, нынешняя денежная единица Ондураса названа лемпира.

    В 1539 Гондурас был включен в состав генерал-капитанства Гватемала. В нем было две провинции – Тегусигальпа и Комаягуа, каждая из которых управлялась губернатором. Колония развивалась медленно, несмотря на безжалостную эксплуатацию индейцев на серебряных рудниках. В 1821 году, Гондурас, как и другие страны Центральной Америки и Мексика, провозгласил свою независимость от Испании, но в том же году был аннексирован Мексикой, где Агустин де Итурбиде установил режим монархии (Мексиканская империя).

    После развала империи Итурбиде в 1823 году, Гондурас и соседние с ним республики образовали федеративное государство Соединенные провинции Центральной Америки, по конституции 1824 года, получившее название - Федерация Центральной Америки. Начавшиеся после создания федерации политические распри, поставили Гондурас (как и другие республики) в крайне тяжелое положение. Основная борьба происходила между консервативными элементами – крупными испанскими землевладельцами, выступавшими в союзе с католической церковью, и либералами, к числу которых относилась интеллектуальная элита и креолы-землевладельцы, выступавшие за светское государство и рыночную экономику.

    В 1825 году, сальвадорский либерал Мануэль Хосе Арсе был избран первым президентом Федерации Центральной Америки, однако в следующем году он отрекся от своей партии, приняв ряд мер, которые привели к возвращению к власти консерваторов и фактической отмене либеральной конституции. В последовавшей за этим гражданской войне, важную роль сыграл выдающийся уроженец Гондураса либерал Франсиско Морасан, ставший национальным героем. В 1829 году, армия под его командованием одержала победу над армией Арсе и заняла город Гватемалу. Федеральная конституция была восстановлена, и в 1830 году, Морасан был избран президентом. Хотя Морасан бесспорно был способным руководителем, но он излишне торопился с либеральными реформами. Кроме того, республики, входившие в федерацию, все еще опасались претензий Гватемалы на главенство, хоть Морасан и перенес в 1832 году, столицу в Сан-Сальвадор. В конце концов, в 1838 году, республики официально объявили о своем выходе из Федерации.

    Далее, 26 октября 1838 года, законодательное собрание в Комаягуа провозгласило Гондурас независимой республикой. Гватемальский диктатор Рафаэль Каррера, удерживавший власть с 1844 по 1865 годы, сверг либеральные правительства в Гондурасе и Сальвадоре. Это отчасти явилось побудительной причиной для трех соседних стран – Сальвадора, Гондураса и Никарагуа, где была довольно сильно выражена тенденция к объединению, образовать в 1849 году, конфедерацию. Союз просуществовал до 1863 года.

    В то же время Великобритания, во владении которой находился Белиз, распространила контроль на архипелаг Ислас-де-ла-Баия у берегов Гондураса. Англичане давно вели лесоразработки на этих островах и на Москитовом берегу – заболоченной и покрытой густыми лесами прибрежной низменности в пределах восточного Гондураса и Никарагуа, населенной индейцами мискито. Когда в Калифорнии вспыхнула «золотая лихорадка» (1948 год), особенно остро встал вопрос о необходимости короткого пути через Центральную Америку. Великобритания, опасаясь, что США договорятся с Никарагуа о постройке канала, захватила устье реки Сан-Хуан – восточную оконечность предполагавшегося водного пути. США выступили с протестом, и вопрос был урегулирован с помощью заключенного в 1850 году договора Клейтона – Булвера, в соответствии с которым обе державы обязались воздерживаться от захвата и укрепления какой-либо территории в пределах Центральной Америки. К 1859 году, Великобритания возвратила Гондурасу острова и принадлежавший ему участок Москитового берега.

    Вскоре, началась экспансия в Гондурас иностранных держав, прежде всего Великобритании и США. В 1860 году, при поддержке правительства США, в Гондурас вторгся американский отряд под руководством Уильяма Уокера, не техасского рейнджера, но рейнджера. Однако авантюра успехом не увенчалась и после пары неудавшихся захватов власти в Гондурасе и Никарагуа, Уокер был расстрелян, при молчаливом невмешательстве британских военных (об Уокере попозже).

    С 1871 по 1874 годы, Гондурас находился в состоянии войны с Сальвадором и Гватемалой. По окончании этой войны вспыхнула гражданская война в самом Гондурасе. Она закончилась с избранием на пост президента Понсиано Лейвы, кандидатуру которого поддерживала Гватемала. Следующим президентом (в 1876–1883 годах) был Марко Аурелио Сото, приверженец либеральных реформ. В 1880 году, долгое соперничество между городами Тегусигальпа и Комаягуа закончилось тем, что Тегусигальпа окончательно утвердилась в качестве столицы.

    В 1884 году, американцы навязали Гондурасу так называемый договор Сото — Кейта, по которому Гондурас получал кабальный заём в обмен на железнодорожные концессии и земли для банановых плантаций. В связи с большим спросом на бананы на внешнем рынке, американские компании расширяли свои плантации в Гондурасе, строили железные и шоссейные дороги для перевозки бананов. Промышленность и внешняя торговля Гондураса постепенно переходили в руки американского капитала. В 1902 году, были созданы плантации американской компании "Юнайтед фрут компани" (ЮФКО), а в 1905 году — "Стандард фрут энд стимшип компани", которые бесцеремонно вмешивались в политическую жизнь Гондураса. Находясь в полной зависимости от США, Гондурас превратился в страну монокультуры. Тяжёлые условия труда на плантациях и жестокая эксплуатация сельскохозяйственных рабочих вызывали неоднократные волнения, подавлявшиеся американскими войсками (1905, 1907, 1911, 1912 годах).

    Борьба народа Гондураса, особенно активизировалась под влиянием революции в России. Для подавления народных выступлений, славное демократическое пендоское государство, направляло в Гондурас свои войска аж четыре раза (1917, 1919, 1924, 1925 годах), для сохранности имущества банановых кампаний. Далее был типичный период смен президентов в результате путчей и переворотов, руководимых из Белого Дома.
    В 1942 году, США оккупировали принадлежавшие Гондурасу острова Суон и построили там военные сооружения (аэродром, радиостанцию и др.). Во 2-й мировой войне Гондурас участия не принимал, хотя и объявил в декабре 1941 года, войну Германии и Италии.

    Из более менее интересных событий второй половины 20-го века, следует упомянуть о конфликте с Никарагуа и футбольной войне с Сальвадором, а также парочке ураганов. В 1960-е годы, произошло заметное ухудшение отношений между Гондурасом и Сальвадором. Причиной этого явились пограничные споры, а также многочисленные факты переселения безземельных и безработных граждан Сальвадора в Гондурас. 14 июля 1969 года, вслед за скандальным футбольным матчем между командами этих стран, состоявшимся в Сан-Сальвадоре и сопровождавшимся стычками между болельщиками, вспыхнула т. н. "футбольная война". Четыре дня военных действий, согласно оценкам экспертов, стоили жизни двум тысячам человек. В июне 1970 году, конфликт удалось частично урегулировать — страны договорились об установлении демилитаризованной зоны, а в 1976 года, согласились уладить спор через посредников. Отношения между Гондурасом и Сальвадором оставались напряженными вплоть до 1980 года, когда был подписан мирный договор. В 1992 году, пограничные споры были решены Международным судом (ООН).

    В конце 1990-х годов, обострились отношения Гондураса с соседней Никарагуа, с которой шел спор по вопросу о суверенитете на прибрежную зону. В ноябре 1999 года, Национальная ассамблея расторгла соглашение 1986 года, о морской границе с Никарагуа. Этим решением оказалась затронута и морская территория площадью в 130 тыс. квадратных километров. Обе страны обвинили друг друга в концентрации войск на границе. Никарагуа ввела дополнительные пошлины на гондурасские товары и подала жалобу в Международный суд в Гааге. Стороны при посредничестве Организации американских государств в 2000 году, приняли решение об отводе войск. Тем не менее, в течение года несколько раз вспыхивали перестрелки на границе.

    В связи с разрушительными последствиями ураганов в 1998–1999 годов, Гондурасу была предоставлена трехлетняя отсрочка в выплате внешнего долга, а также обещана помощь в размере 4 млрд. долл. Год спустя после катастрофы, промышленность и сельское хозяйство еще не были восстановлены. Ситуация усугублялась тяжелой засухой. Правительство страны и ООН попросили о предоставлении Гондурасу продовольственной помощи.

    Ондурас сегодня.


    Нынешний Ондурас, это страна, в которой президент, выбирается только на ОДИН!!! Срок. Он также возглавляет правительство. Законодательный орган — однопалатный парламент из 128 депутатов, избираемых населением на 4-летний срок. Само население, составляет около 8 миллионов человек. Его средняя продолжительность жизни 70,4 лет. Городское население составляет 50%. Из них — 90 % метисы, 7 % индейцы, 2 % негры, 1 % белые. Вся эта братия, говорит на кастелано и нескольких индейских языках (это не все). По религиозной принадлежности – 97 % пуро католики и 3 % протестанты. Читать – писать умеют 80 % населения, и это при том, что посещение школы не является строго обязательным.
    Основу экономики Гондураса составляют отрасли агро-промышленной сферы, специализирующихся на производстве экспортных товаров: бананов, кофе, сахара, тропических фруктов, пальмового масла, табачных изделий, говядины и мороженных морепродуктов (преимущественно креветок), а также предприятий по их переработке. Во всем этом, занято более половины всего экономически активного населения. Остальная половина, задействована на предприятиях по заготовке древесины, производству мебели, бытовой утвари, а также строительных материалов.

    В части криминала, Гондурас похуже Гватемалы, в виду того, что здесь постоянно происходят противостояния кланов мексиканских наркобаронов, борющихся за контроль над транзитом кокаина из Колумбии в США. В 2009 году, число погибших в перестрелках наркоторговцев достигло 1600 человек, хотя самой Мексике они в этом уступают.

    Теперь о секретной информации, добытой нашей нелегальной резидентурой :D Вооружённые силы. Военный бюджет 35 млн. долл. (инфа 2001 года). Регулярные В.С. - 8 300 человек. Резерв - 60 000 чел. Военизированные формирования (силы национальной безопасности) - 6 000 чел. Комплектование: по призыву. Срок службы 24 мес. Мобилизационные ресурсы - 1,59 млн. чел., в том числе годных к военной службе - 869 тыс. чел. Из всего этого: Сухопутные войска, состав - 5 500 чел., 6 военных зон, 4 пехотные бригады, бронекавалерийский полк, рота охраны президента, группа СпН (парашютно-десантный и специального назначения батальоны), отдельный инженерный батальон. Резерв - пехотная бригада. Техника: 12 легких танков Скорпион, 67 БРМ, 28 буксируемых орудий ПА, 90 миномётов, 120 84-мм БО (безоткатное орудие) Карл Густав, 80 106-мм БЗО М-40А1, 48 3АУ.
     
  2. Доехал до городка, заселился и чтоб не терять времени, сразу же пошел к руинам. Идти минут 10-15 медленным шагом.
    Состоит она из трех частей: музея скульптур, самого древнего города и туннелей. На все три места, отдельные билеты. Руина – 15 у.е., Тунели – 15 у.е. Музей – 7 у.е. Дороговато, но в таких ситуациях, я не экономлю, поэтому взял все три билета. Вкратце, я перескажу историю города, и выложу самые важные и самые мне понравившиеся фото.

    В дождливую зиму 1839 года, американский путешественник Джон Ллойд Стивенс и английский художник Фредерик Катервуд, добрались до просвета в густом тропическом лесу, где их взору предстал древний город майя Копан. Разросшиеся джунгли, поглотили многие здания и стерли очертания уцелевших. Подземные толчки и причуды погоды, не пожалели город. Его постепенно удушали ползучие растения и разрушали корни деревьев. Кроме того, на протяжении 1000 лет, его размывала река Копан.
    Стивенс и Катервуд, были не первыми путешественниками, которых заинтересовал Копан. В XVI веке, через пять с лишним веков после того, как город обезлюдел, испанские колонисты упоминают о нем в своих записях.
    А в 1834 году, гватемальское правительство выделило деньги на изучение древних развалин. Однако труд именно этих двух людей, привлек к древнему городу внимание на Западе. Они купили этот участок земли у владевшего им фермера, за 50 долларов (!!!) и начали исследовать и описывать свои находки. Стоя по щиколотку в грязи и надев на руки перчатки, защищающие от вездесущих москитов, Катервуд дни напролет, рисовал развалины.
    Модсли составил описание археологических памятников и иероглифических текстов майя, изданное в 20 томах в 1889–1902 годы. С большим трудом Модсли удалось сделать гипсовые слепки стел майя, которые он послал в Англию, где они стали экспонатами музея в Лондоне.

    Копан, был одним из главных городов майя. Но не в смысле своего размера — были города и больше. В период своего процветания это был город, где жили удивительные художники, скульпторы, архитекторы. И если Тикаль был подобен Нью-Йорку, то Копан археологи окрестили «Парижем майя».

    В пору своего расцвета это был богатый город, его жители активно вели торговлю на всей территории майя. Пирамиды, храмы, дворы и другие сооружения главного комплекса, сгруппированы вокруг четырех больших площадей, вымощенных некогда ровными, белыми гипсовыми плитами. Здания, выстроенные из андезита, зеленоватого вулканического камня, часто были украшены расписанными лепными рельефами. Следы краски на стенах и скульптурах, указывают на то, что все основные строения на площадях и скульптуры Копана были когда-то ярко раскрашены.

    Вокруг четырех главных площадей, возвышаются ступенчатые, пирамидальной формы дворцы и храмы. Длинные крутые лестницы, поднимаются к храмам, стоящим на вершинах пирамид. Самая большая лестница, называемая Иероглифической, состояла первоначально из 72 ступеней. Ширина каждой из них, была 16 м, а высота - 45 см. Тонкая резьба на подступнях всех ступеней, повествует о жизни правителей Копана, от первых императоров-воинов, до создателя лестницы - известного под именем Дымчатый Панцирь, который взошел на трон в 749 году н.э. Эта непрерывная надпись, состоящая приблизительно из 1250 тщательно вырезанных на камне пиктограмм или глифов - самая длинная, из когда-либо найденных на развалинах поселений майя. В XIX веке, Иероглифическая лестница почти полностью обрушилась. Время пощадило лишь 30 ступеней, они остались на своих местах, большая же часть была реставрирована.

    [​IMG]

    [​IMG]

    В настоящее время расшифровано приблизительно 70 процентов иероглифов лестницы,она всё ещё остаётся объектом археологических исследований.
    Ученым удалось расшифровать имена и время правления императоров Копана, благодаря скрупулезному анализу резных изображений на этой лестнице, стенах и алтарях. Был обнаружен ключ к дальнейшим разгадкам тайны, напоминающих столбы колонн со скульптурными изображениями, которые императоры Копана воздвигали в собственную честь. Они представляют собой скульптурные портреты правителей, превышающие натуральную величину. Фигуры облачены в парадные одежды и украшены символами власти. Семь колонн, каждая высотой в 3,4 м, первоначально стояли на главной площади.

    Так называемый городской центр Копана занимает площадь 30 га. В него входит акрополь и пять прилегающих к нему площадей. Акрополь образован пирамидами, террасами и храмами, построенными на едином основании. Его общие размеры 600 м на 300 м, а высота достигает 30 метров. Помимо центральной монументальной части существовало 16 окраинных «кварталов», один из которых удалён от центра на целых 11 километров.

    Необычайно интересна центральная площадь главного акрополя (её ещё иногда называют «Площадь стел») с монолитами высотой более трёх метров и изящно отделанными алтарями. Такого количества стел нет больше ни в одном из городов майя. Есть еще два тоннеля. Что это такое? Все сооружения, строились не одновременно, а на протяжении столетий, как бы наслаиваясь одно на другое, и внутри пирамид, есть первые, более мелкие храмы и пирамиды. Сейчас для посещения открыты два – тоннель Rosalila и тоннель Jaguares. Правда там все так огорожено и спрятано за толстыми стеклами, что лучше все это посмотреть на картинке.

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    Прикольный ягуар, изображен на входе в одноименный тоннель, такой чисто мультяшный.

    [​IMG]

    «Золотой век» этого города начался в 426 году н. э. с появления здесь царской династии Яке К'ук' Мо' и продолжался в течение примерно четырёхсот лет. В течение этого времени, 17 королей управляли Копаном.
    Конец истории города четко документирован. На монументе, созданном в честь возведения на трон последнего правителя Копана У-Кит-Ток'а, указана дата - 6 февраля 822 года. Это последняя дата, что значится в истории Копана. На обратной стороне статуи художник начал вырезать рельеф, но он так и остался неоконченным…

    Мне понравилось все! И особенно mursielago asesino – летучий мышь убийца, бог смерти. Кстати, глядя на его член и яйца, невольно задумываешься о способе убийства, по крайней мере женщин, если он их убивал.

    [​IMG]

    Кстати, в музее, довелось наблюдать и слышать, двух деловых теток, разговаривающих на русском. Очень интересно скажу я вам, слушать о чем говорят русские, когда думают, что их никто не понимает. Потом правда, одна из них или узнала меня (по фото из отчетов), или просто догадалась, что я понимаю, и я был лишен этого удовольствия.
     
  3. Ну и еще фото:

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    Все! С руинами майя покончено. Теперь начнутся другие интересные места. Какие? Нуууу… об этом впереди. Как там любят говорить: скоро на экранах мониторов…
     
  4. После Копана, прочитав в отчете Дона Хосе Куэрво, о посещении гондураской табачки, а вернее фабрики по производству сигар ручной скрутки, я решил посетить ее.

    Учитывая, что город, где она находится, несколько в стороне от моего маршрута, а с рюкзаками мне таскаться неохота, пришлось сделать следующим образом - я доехал до Ла Энтрады (город-хаб), быстро нашел отель, вселился в него, кинул в номере вещи и перекусив, поехал в Санта Роза де Копан, место где и расположена фабрика.

    Почему так? Ла Энтрада, это город хаб, только не по воздуху, а по земле. В три разные стороны, от него расходятся дороги: в Копан, в Санта Розу, и в Сан Педро Сулу. То есть, табачка ну никак не по пути. Ехать с вещами в сторону, там селится и завтра полдороги возвращаться обратно, нет смысла.
    Сама по себе Ла Энтрада, достаточно неплохая, как для хаба. Четыре отеля, все по 250 лемпир (13 у.е.), но по комфортности, отличаются как мерседес от запорожца. Скажем убитая в хлам ночлежка-бордель "Эль Сентро", стоит столько же, сколько цивильный отель с вай фаем, ТВ, и прочими удобствами "Тегусигальпа".
    Есть пару банков, но здесь, в Ондурасе, я впервые столкнулся с проблемой (не считая Гватемала Сити), что основные банки – Осидентэ и Атлантида, работают только с системой Visa, а точнее не работают с Мастеркард. Это несколько напрягает, если так пойдет и дальше, то хуй знает где брать деньги...
    Еда, в отличии от Гваты, наконец-то радует своим разнообразием.

    Сел в минибус, и за час, проехав всего 28 км (именно столько отделяет Санта Розу от Ла Энтрады) доехал до Санта Розы.

    Чем больше путешествую, причем именно по Латинской Америке, тем больше вижу, сколько всяких пиздунов, именующих себя маститыми путешественегами, пишут всякую хуйню. Причем как среди русских, так и среди буржуев и пендосов.
    Виракочу трогать больше не будем, с ним все понятно.
    Динец. Прославленный Динец! Один из столпов советско-русских путешественегов. В своем путеводителе по Гватемале, написал такую вот херь: Женщин лучше не спрашивать. Во-первых, они редко знают что-либо о мире за пределами родного квартала, во-вторых, заговорить на улице с незнакомой женщиной - значит нанести серьезный урон ее репутации.
    Я еще задумался, прочитав это – неужели и вправду столь суровы законы гор Центро-Америки? Но все оказалось донельзя банально, Динец оказывается тоже припиздеть любитель. Причем более детальное изучение его путеводителей написанных для АВП (сайта Академия Вольных Путешественников) и сравнее с LP (английской версией), наводят на мысль, что кто-то, у кого-то, кое-что спиздил.
    Но слава Богу, не у форума AWD.RU. А то бы там сейчас Паша Три Икса (прямо как Вин Дизель), начал кровавую акцию возмездия.

    Так вот, узнал о табачке я, из отчета Жени (Don Jose Cuervo) но искал ее, по LP. Вот фото текста:

    [​IMG]

    Там, если я еще понимаю правильно некоторые слова на английском, написано: 2 км вне города! То есть, вне черты города, 2 км, ну и думаю минимум 1 км это по городу. От этого и отталкивался. Учитывая, что приехал я в 13-20, а фабрика работает до 16-00 и ее еще надо найти, сначала спросил у таксистов. Один говорит: ааа!!! знаю где! садись, за 14 лемпир, сделаю крюк (а у него уже клиенты сидели в такси). Ну я подумал, 3-4 км за 80 центов, это нормально. Каково же было мое удивление, когда через 30 секунд, я оказался у ворот табачной фабрики!!!
    Еще не поняв, где меня наебали, не дав таксорику денег, я сказал подожди, вышел из машины. Подойдя к проходной, спросил у охранника:
    - отец, это табачка?
    - си, сеньор.
    - это фабрика де сигарос? – уточняю.
    - си, сеньор.
    - это тут можно на экскурсию на фабрику, посмотреть процесс производства.
    - да тут, все тут сеньор.
    Делать нечего, отдаю таксисту деньги и ахуеваю. Ну как вот так можно писать? Вот фото этого ахуенного как тут пишут путешественега и журналиста-писателя.

    [​IMG]

    Это же не отчет балабола на форуме-социальной сети, это вроде книга – путеводитель. Куда она завести может??? Хуй его знает. Если уже в таком ЛП брешет…

    Ладно, теперь о хорошем. Охранник позвонил, через пять минут пришла милая девушка-бухгалтер и гид по совместительству, я уплатил охраннику 40 лемпир (2 у.е.), получил маску и бейджик с надписью "визитер", а также инструкцию о том, что фотографирование категорически запрещено и мы отправились изучать процесс.

    Мне понравилось! Подробно описывать не буду, это можно нагуглить и в сети. В общих словах, фабрика принадлежит ряду акционеров, эстранхеросов и местных. Основной пайщик – британская кампания «Империал». Производят сигары ручной и ТОЛЬКО ручной скрутки, таких марок как «Ромео и Джульета», что-то там Гавана с чем-то (забыл), еще несколько известных марок и три фирменные – "Дон Мело", "Санта Роза" и "Флор де Копан". Они отличаются по крепости. "Дон Мело" самые крепкие, "Санта Роза" самые легкие и "Флор де Копан" что-то среднее. Эти три марки, можно купить в центре города, в дистрибюторском магазинчике от фабрики. Все знаменитые марки, делаются под заказ и в свободную продажу не поступают.

    Табак. Его используют нескольких сортов. 90% это импорт из Мексики, Колумбии и Эквадора. И только 10% это местный. Сначала процесс ферментации. Потом процесс разглаживания листа, его обрезки, отделения стержня-вены. Далее листья готовы к скатке.

    [​IMG]

    Начинается скрутка. Первый этап это насыпание рубленного табака внутрь и скатка его вместе с двумя листами (сигара состоит из трех листов, различных сортов). И потом, лучшие мастера из местных, обвертывают ее последним, третьим листом, склеивают и складывают на стеллаж.

    [​IMG]

    Хоть фотографировать и запрещено, но если очень сильно надо, и найти дорогу к сердцу девушки, то иногда она вам разрешит :D
    А я еще, набрался наглости и попросил подарить мне одну сигару марки "Ромео и Джульетта". Девушка растерялась и сказала, что такие вопросы она не решает, но она сейчас спросит у мастера цеха. Мы пошли к мастеру, она объяснила суть просьбы, мастер оценивающе посмотрел на меня, и… видимо удовлетворившись увиденным, лично презентовал мне сигару «Ромео и Джульетта». Оригинал под заказ.

    Что еще? Вот те, кто сидит на этапе скрутки последнего листа, это самые спецы, самые высокооплачиваемые спецы. Работают, 5 дней в неделю. Норма, 350 штук за смену. Вручную. Зарплата 2000 лемпир в неделю (110 у.е.) Итого 440 пендо-доларей в месяц.

    Потом еще идет процесс наклейки этикеток и упаковки, плюс упаковки в коробки или тубы и последним штрихом, упаковки в картонные ящики.
    Судя из этого объявления на проходной

    [​IMG]

    Я понял, что народ активно тащит себе домой все, что можно утащить. В самом конце, я тепло поблагодарил девушку за экскурсию (забыл ее имя) и попросил охранника нас сфотографировать, пообещав скинуть ей на мыло фото.

    [​IMG]

    [​IMG]
     
  5. Следующим шагом, было посещение дистрибьюторского магазина сигарной фабрики.

    [​IMG]

    Оказалось, что и там работает милая девушка. Мы разговорились, о том, о сем, я ей рассказал историю про газету "Гудок" и злобного редактора Сергея Винского и мою нелегкую долю соб.кора этой газеты. О необходимости создания фотосессии и статьи в газету - "девушки и сигары Ондураса. что вкуснее?" Ну и барышня не устояла, под натиском мелодичного украинского языка ( i одна в нас мова - соловiна...) - шутка :)

    [​IMG]

    В итоге, я прикупил каждой марки сигар по упаковке, на сувениры, и одну сигару в тубе - на раскурку. Плюс подарочно-трофейная "Ромео и Джульетта" на память.

    [​IMG]

    [​IMG]

    Кстати в рекламных лицах у них, крутой техаский рейнджер и по совместительству Чак Норрис

    [​IMG]

    Всем оказавшимся в этих краях, рекомендую посетить эту фабрику. Интересно. Познавательно. Прикольно.

    Завтра выезжаю в город поджатых яичек - Сан Педро Сулу, как еще одна путешественница с AWD.RU выразилась о нем. Посмотрю, что там по поводу этих самых яичек.
     
  6. прет же тебе, амиго, в Парагвай, Гонудрас пустили без визы, как только подъехал к Мексике те визу отменили, не собираешься ли ты в Коста-Рику и Панаму, гыыы ? :)
    СПС - спидоносная столица всей Латинской Америки, мадам с авд про очко писала, у нее нет яичек :)))
     
  7. пока нет, а ты что, вернуться решил?
    нет, вот именно она про яички, не имея их писала:D
     
  8. Гондурас отменил визы ещё 28 сент (тиматик в курсе), про Мексику знали ещё в начале августа. А про Парагвай тиматик ещё в январе писал:
     
  9. Очень интересно.. прочел на одном дыхании..
     
  10. Итак, я в Сан Педро Суле. Доехал без приключений. Терминал за городом. Не стал морочиться, и взял такси. Но не сразу на терминале за 70 лемпир, а отойдя немного за 40. Приехал к Дону Хосе (отель так называется). Номер с ТВ, с бесплатным инетом на ресепшене – 250 л. Уже хотел было идти искать что-то дешевле, но…

    Что мне нравится в Ондурасе, а особенно в Сан Педро Суле? Это огромное количество красивых девушек. Такое последний раз я видел в Колумбии. Лaс Ондуреньас (не знаю уже как по-русски это сказать) очень отличаются от и сальвадориек и гватемальтек. Индейцев уже мало, в основном испано-итальянской внешности. Бывают с серыми и зелеными глазами. И самое интересное, что симпaтичных на улицах, реально много. И они коммуникабельны! И это главное :D Улыбаются, идут на контакт.

    Вот и Аня не дала мне уйти. Вернее ее зовут Ана Бети, для своих – Ани. Ну, как я ей объяснил, что Аня это русское имя, и для своих, именно Аня, а никак иначе. Она проявила большое стремление к изучению русского языка (несмотря на его сложность) и я написал ей русский алфавит, с испанской транскрипцией. Со второго раза у нее начало получаться, потом пошли фразы Dios te amo, на русском, потом без Диоса. Лас ондуреньяс, муй амабле:D

    [​IMG]

    В итоге, завтра она показывает мне интересные места СПС (далее Сан Педро Сула), а вечером, мы идем в кино. Немного смущает разница в возрасте, ей всего лишь 18-ть. Будем смотреться как папа с дочкой, хотя она уверяет, что я выгляжу на все 38 и никак не старше. )))

    Про яички. Не знаю, может я не в том контексте про яички понял? Может они от эрекции поджались там, у кого-то? В это верю. В остальное… Что тут криминального? Я пока понять не могу. Город как город, каких здесь вся Латинская Америка. В некотором смысле даже поинтереснее и почище многих городов Гватемалы и Сальвадора, а уж Белиза и подавно.

    Что еще? Разобрался с банками, они просто гомики, не хотят выдавать сумму больше 200 у.е. А я пытался хотя бы 250 сакнуть (от исп. глагола сакар)

    Ах, да!!! Напротив моего отеля, точка жриц любви. Жрицы все стремные и необъятных размеров. Тусуют прямо возле дверей частного кабинета какого-то доктора.

    [​IMG]

    интернет конечно... муй ленто, поэтому пока без фото.
     
  11. а девочка то симпатичная..) та которая на ресепшене..
     
  12. даже очень. эта фотка херовая. только где ты ее увидел? у меня показывает, что не загрузилась.
    все!!! уже загрузились. девочка даже очень :oops: и таких там много. но она сама сказла, что лучший город по чикам в Ондурасе - Санта Барбара.
    кстати их в этом отеле, в этой смене, четыре таких симпотных.
     
  13. хорошь дразница..:-D
     
  14. Ура!malxaz нашёлся.Вернее ,я обнаружил твои скромные поветствования....Молодец что не забросил свой годовой опус! На awd особо я не высовывался.....Но читал твоё творчество регулярно......Прям подсел!!
     
  15. hola! и как же ты меня нашел?
     
  16. Элементарно.Забил в гугле Путешествие малхаз америка.Он и выдал.Уже на первой странице.....Так что сайт растёт.
     
  17. я это знаю :D просто думал, что все интересующиеся моим путешествием это уже проделали :)

    Сан Педро Сула. Кроме девушек, делать больше в этом городе нечего. В 18-00, город пустеет. как мне сказала Аня Бети: por violencia.
    да, какие-то рестораны работают, но публика по городу перемещается исключительно на такси.
    после семи вечера, даже шлюхи пропали...
     
  18. Девушки в Сан Педро Суле хороши. Нет, я бы даже так сказал – девушки в Сан Педро Суле, очень хороши!!! Но как говаривали в 5 авиаполку - первым делом самолеты, ну а девушки потом. Ну, а у нас, на форуме путешественегов, говорят: первым делом путешествия, а девушки где-то между ними. :-D Поэтому, на третий день я выехал в Омоа.
    После шести пересадок в Гватемале, какая-то одна пересадка в Пуэрто Кортезе, это пыль для моряка. Сам Пуэрто Кортез, это городишко в 100 тыщ населения, с большим портом и ничем не примечательным городом. Делать там абсолютно нечего. деушки СПС

    [​IMG]

    Перекинув вещи в другой бус, я за 15 лемпир денег и 15 минут времени, доехал до Омоа. Почему сюда? По двум причинам. Первая, я решил проехаться опять по Карибскому побережью и посмотреть на пляжный отдых Ондураса. А учитывая, что в Омоа находится Форталеза де Сан Фернандо де Омоа, я решил начать отсюда. Это вторая причина. Изучив карты и отзывы, я составил такой график:
    - Омоа
    - Тела
    - Ла Сейба
    - Трухильо
    - Утила и возможно Роатан.
    Учитывая, что Ондурас довольно бедная страна не только по деньгам, но еще и по достопримечательностям, далее я доеду в Тегус (Тегусигальпа) и оттуда в Никарагуа. Страну, о которой я нарыл очень много интересной информации, и которая мне кажется второй в ЦА по интересности после Гватемалы.
     
  19. Ладно, вернемся к Омоа. Сама набережная, тут никакая. Песчаного пляжа нет, купаться стремно – море грязное. Лучше всего характеризует пляжную инфраструктуру, вот это фото:

    [​IMG]

    [​IMG]

    Думаю, вопросов больше нет. Правда есть достаточное кол-во гестов и отелей, самый дешевый из которых стоит 50 лемпир!!! Вы только вдумайтесь в эту циферь! 2.5 у.е. Где еще на Карибах, вы найдете такие цены? Возможно только в Никарагуа.

    Учитывая, что я простой русский мочилеро, а не парень с Доминиканы или Ванкувера, я поселился в гест у шведа Ролли, в обычном номере, за 150 лемпир. Вот в такой хибарке:

    [​IMG]

    [​IMG]

    Дверь по центру это душ-туалет, справа моя, слева другой, незанятый никем номер. Наверху веранда с гамаками. Это вот кухня и типа столовая-веранда.

    После посещения форта, прошелся по деревне (Омоа), купил фруктов, пива и креветок. Хотел лобстера, но сегодня был не рыбный день. Точнее было пару штук, но их до меня раскупили.
    Цены на морепродукты. Здесь все весят в либрах. Одна либра, это 450 грамм. Либра свежиx креветок – 6.5 у.е. Лобстер – 7 у.е. Не знаю, много это или мало, сравнивать не с чем.
    Так как тут есть косина (кухня), я сварил себе креветок, вскрыл баночку пива и достал прикупленную по случаю в Санта Розе де Копан, сигару. И хоть я не курю, но время от времени закосить по старика Хеменгуэя не против. :D Такой вот скромный ужин русского бекпекера:

    [​IMG]

    Ну и я сам

    [​IMG]

    Кстати с едой, здесь намного лучше чем в Гватемале. И по качеству, и по составу. Такая вот тарелка супа с мясок и овощами + рис и тортильяс – 2.5 у.е.

    [​IMG]

    Я уже треть съел, а потом вспомнил, что TuMan, который тут под другим ником, любит фото еды. это для него.
    Конечно это не суши, но лично мне, они (суши) перестали нравится уже через пол года их употребления в пищу, еще в далеком 2002 году, в Киеве, в ресторане Сан Тори. Я же не японец, чтоб по жизни от них втыкать.
     
  20. Хорошенькая девушка!
    Похожа чем-то на актрису Монику Реймонд
    [​IMG]
     
  21. Теперь о форте. Его построили в период с 1759 по 1777 годы, по указанию испанского короля Фернандо Седьмого, для защиты караванов с серебром от пиратов. Пираты здесь промышляли все те же – Диего Мулат, Пие де Пало, Вильям Паркер, Хуан Нау, и успел засветиться даже Френсис Дрейк.

    Форт состоит как бы из самого форта, и музея при нем. Вход 4 бакса. На входе, я обнаружил свой родовой герб, нагло спизженный королем Испании :-D (шутка).

    [​IMG]

    [​IMG]

    Из того что было в те времена, отреставрировано около 30%, остальное вот в таком состоянии

    [​IMG]

    Но то, что отреставрировано, сделано хорошо. Что такое форт? Это в первую очередь пушки! Ну а к пушкам, нужные ядра. Тут все это есть в большом количестве.

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    Что сказать, кому как, а мне нравятся фортификационные сооружения разных времен. Поэтому, лично я не жалею что сюда заехал. А так, это конечно на любителя.

    [​IMG]
     
  22. Darius, да там таких как ээээ....Моникa Реймонд...видимо-невидимо :)
     
  23. Ну и рассказ об этих местах будет не полный, если не рассказать вам, о Кристобале де Олиде – сподвижнике Кортеса, в один момент, решившегося сыграть в свою собственную игру и…

    Итак, БЕЗУМНЫЙ ПОХОД Кристолбаля де Олида.


    Давно уж прослышал Кортес, что страны Гондурас и Игуэрас, преизобилуют золотом и серебром. Иногда моряки, побывавшие там, рассказывали прямо чудеса: например, что индейцы тамошних мест при рыбной ловле, употребляют грузила из чистого золота! Кроме того, предполагали, что именно здесь должен находиться "Проход", и Кортес, давно уже имел специальное поручение найти его, во что бы то ни стало, ибо тогда открылся бы простейший и самый удобный путь в страны пряностей. Все это побудило Кортеса не откладывать решения в долгий ящик, и он избрал руководителем экспедиции Кристобаля де Олида, так как он ему вполне доверял, ибо Кристобаль де Олид, всецело обязан был своим возвышением Кортесу, да и семья его и владения, находились поблизости от Мешико.
    Сухопутный поход потребовал бы слишком много времени и средств, а посему Кортес наметил морской путь, дав Кристобалю 5 кораблей и 1 бригантину при 370 участниках, из которых около сотни были арбалетчики и аркебузники, и 22 всадника. Среди отправляемых, было пять подлинных конкистадоров, старых, испытанных товарищей Кортеса, прибывших с ним вместе в Новую Испанию, правда, они уже осели, обзавелись семьей, хотели бы отдохнуть, но разве можно было сказать Кортесу: "Повремените, я не хочу более воевать!" Нет, раз он хотел, нельзя было противиться, он все равно заставит, по-хорошему или силком. Снабжение было отличное, особенно много было пороха и всякого военного припаса. К сожалению, среди участников было много имевших зуб против Кортеса, то ли из-за личных столкновений, то ли вследствие неправильного, по их мнению, раздела добычи и индейцев.
    Инструкции Кортеса состояли в следующем: Кристобаль де Олид, должен был сесть на суда в Вера Крусе, а оттуда направиться в Гавану, где забрать приготовленные уже съестные припасы и лошадей, а затем, никуда не заходя, прямо идти в Гондурас, к туземцам ему относиться с опаской, но благосклонно. Затем выбрать место для постройки города с хорошей гаванью, попытаться найти "Проход", а также навести справки о городах и гаванях по ту сторону материка.
    Дав эти и еще многие другие точные предписания, Кортес сердечно, как отец, простился с Кристобалем де Олидом и его отрядом. В Вера Крусе, все действительно было приготовлено, и посадка произошла быстро, без помех. Переезд в Гавану совершился тоже удачно, и там опять-таки, все было заготовлено по условию. Тут же к Кристобалю де Олиду, присоединились пятеро видных солдат, изгнанных из Пануко за какие-то столкновения с комендантом. Они и подали Олиду мысль, отложиться от Кортеса. Немало способствовали этому и другие, особенно губернатор Кубы Диего Веласкес, смертельный враг Кортеса. Он отправился к Кристобалю де Олиду и сговорился с ним совместно, во имя короля, завоевать и управлять Гондурасом и Игуэрасом. Разделились они так - военное командование остается у Кристобаля де Олида, гражданское же управление перейдет к Диего Веласкесу, ибо все знали, что Кристобаль храбрый и опытный военачальник, но ничего не смыслит в управлении. В это время, Кристобалю де Олиду было около 36 лет. Внешность его была привлекательна - высокий рост, широкие плечи, приятные черты лица, чуть-чуть лишь нарушенные рассеченной нижней губой. Говорил он несколько надменно, порой грубо, но разговор с ним был приятен, тем более, что он, отличался редким прямодушием. В Мешико, он был всегда верен Кортесу, но теперь подпал под влияние дурных людей, и впал в искушение власти. К тому же, он с детства еще служил в доме Диего Веласкеса, так что даже знал кубинский язык. И вот воспоминания детства, привычка повиноваться Веласкесу, вновь в нем воскресли, и он забыл, что Кортесу он обязан большим, нежели Веласкесу.
     
  24. Во всяком случае, договор был заключен, а затем флот вышел в море. 3 мая 1523 года, он пристал к берегу вблизи от Пуэрто де Кабальос, и основал там город Триунфо де ла Крус. Алькальдами и рехидорами нового города, он назначил тех подлинных конкистадоров, которыми снабдил его Кортес, да и страной он овладел во имя государя и Кортеса. Вообще-то, он в точности исполнял инструкции Кортеса, чтобы его друзья до поры до времени ничего бы не могли заметить, то есть до той поры, пока он уверится, что страна богатая и у него хватит средств перетянуть всех на свою сторону. Если же, Гондурас окажется ниже своей славы, Кристобаль де Олид решил вернуться в Мешико и оправдаться пред Кортесом тем, что переговоры с Диего Веласкесом велись им лишь для получения провианта и солдат.
    Лишь только Кортес узнал об этом поступке, как он, не имея возможности отправиться самому, послал прибывшего из Кастилии Франсиско де Лас Касаса с 5 кораблями, дав ему на подмогу, несколько конкистадоров первого призыва - Педро Морено Медрано, Хуана Нуньеса де Меркадо, Хуана Бельо и других.
    Приказ гласил кратко: во что бы то ни стало захватить Кристобаля де Олида. Флот вышел из гавани Вера Круса и после очень удачного перехода прибыл в гавань Триунфо де ла Крус, где находились и корабли Кристобаля де Олида. Не зная, в чем дело, Кристобаль де Олид, тем не менее, послал навстречу две хорошо вооруженные каравеллы с запретом входа в гавань. Лас Касас не подчинился, завязался бой, и Олид потерял одну из каравелл и четырех человек, что для него тогда было крупным уроном, а посему он, желая выиграть время и подтянуть разбредшиеся свои по стране силы, начал как бы мирные переговоры. Лас Касас поддался на эту удочку, несмотря на то, что во время боя ему тайно подбросили письмо, где сторонники Кортеса советовали ему скорее высадиться и захватить Кристобаля де Олида.
    Переговоры установили перемирие на сутки, а ночью поднялась ужасная буря: все корабли Лас Касаса со всем их грузом затонули, 30 человек погибли, а остальные, спасшиеся, после двухдневных скитаний, голодные и холодные, должны были сдаться. Еще важнее для Кристобаля де Олида было, что и Лас Касаса удалось захватить; его он и продержал в тюрьме, а с остальных взял присягу верности, после чего они были выпущены на свободу.
    Но этим триумф Кристобаля де Олида не ограничился. Дело в том, что часть своих сил он послал к заливу Дульсе, где засел некий Хиль Гонсалес де Авила в качестве губернатора, случайно прибывший в эти края и основавший там город Сан Хиль де Буэна Виста. Окрестные туземцы были очень воинственны, и Хиль Гонсалес де Авила лишь с трудом держался против их напора. Узнав об этом, Кристобаль де Олид задумал ликвидировать весь гарнизон. План не удался; гарнизон отчаянно защищался, и люди Олида потеряли 8 человек. Теперь экспедиция возвращалась: города правда не взяли, зато вели нескольких пленных и среди них самого Хиля Гонсалеса де Авилу.
    Подобные успехи значительно подняли дух Кристобаля де Олида, и он решил пойти против Нако, большого поселения внутри страны. Взял он с собой и обоих своих пленников, ибо считал себя достаточно сильным, чтобы не опасаться их.
    Воспользовавшись его беспечностью, Лас Касас и Хиль Гонсалес быстро составили заговор, опираясь на большое количество сторонников Кортеса, даже среди людей Олида, и решено было напасть на Олида при сигнале: "За короля и Кортеса!"
    Между тем, Олид ничего не замечал. Поэтому как-то вечером, когда заговорщики у него ужинали, Лас Касас внезапно вскочил, бросился на Олида и вместе с другими нанес ему множество ран. Олид упал замертво, а те продолжали ужин. Вдруг слышат они голос убитого: "Сюда, друзья, помогите!"
     
  25. Оказывается, Кристобаль де Олид, человек геркулесовой силы, очнулся, встал на ноги и теперь пытался укрыться в кустах, призывая на помощь. Многие солдаты сейчас же бросились к нему, но тут выступил Лас Касас и именем короля и Кортеса повелел им отстать от тирана и самозванца. Солдаты повиновались, отступились от Олида, его вновь схватили, судили и на следующий день обезглавили на торговой площади в Нако.

    Так кончил Кристобаль де Олид, храбрец, но властолюбец, столь легко забывший, сколь многим он обязан Кортесу... После его казни командование перешло к Франсиско де Лас Касасу и Хилю Гонсалесу де Авиле, которые действовали в большом единодушии. Лас Касас основал город Трухильо, а Хиль Гонсалес послал небольшой отряд в прежний свой город, Сан Хиль де Буэна Виста, чтобы немного усилить гарнизон, пока он сам не вернется из Новой Испании, куда они с Франсиско де Лас Касасом решили отправиться за дальнейшими подкреплениями.


    Несмотря на то, что Центральная Америка вроде бы небольшой регион, с погодой тут сплошные непонятки. То что скажем на тиоокеанском побережье, в горах, в Петене и на Карибах в одно и то же время года, разные сезоны, это понятно. Непонятно, как на Карибах, скажем в Белизе может в ноябре он начинатся, а в Ондурасе в это же время быть сезону дождей? А оно так и есть. С ночи пошел дождь, часам к 8 утра закончился, но пасмурно и прохладно. Посмотрел в ЛП – rainy season с октября по февраль. Поэтому пляж накрылся медным тазом…
     
  26. Все такая же, дебильная гондурасская логистика, устроена так, что чтобы попасть из Пуэрто Кортез, который расположен в 60 км от Телы, надо сначала вернуться в СПС (2-2.5 часа), пересесть на другой бус, и еще 2.5 часа трястись по дороге в Телу. Есть конечно между ними железная дорога, по которой ходит прямой поезд, аж два раза в неделю – в пятницу и воскресенье. Но ждать неделю…

    При переездах местными бусами, всегда надо помнить, что тебя каждый помогало и водитель буса, хочет хочет наипать на пару денежных знаков. Поэтому, все всегда надо спрашивать в начале: сколько стоит? Куда едет? И прочее.

    Две самые распостраненные наебки в Месоамерике, это завысить на пару рублей проезд, и сказать, что едет туда куда тебе надо, а в итоге, высадить на трассе, где тебе в лучшем случае надо брать такси до центра, а в худшем делать пересадку.
    И если по цене, я уже автоматом решаю вопрос, то со вторым, иногда забываю. Вот и в этот раз, на мой вопрос: в Телу? Помогало ответил: в Телу! Забыв добавить, что он мимо нее по трассе проезжает, а я забыл уточнить, заезжает ли он в нее. Поэтому, все закончилось стандартно как в таких случаях у меня бывает – я его покрыл хуями и прошелся до города пешочком.

    Дошел до пляжа. Первый же отель, самого обычного вида. Захожу, спрашиваю цену. Подходит мужичок, лет 50-ти, афрогондурасец, и говорит, что мол этот отель по цене немного высок (а я уже заметил – по 100 у.е.) но есть второе здание, там подешевле – 500 лемпир. Я в принципе все понял, сказал – спасибо, что не надо, что дорого это, что мне побюджетнее, но в процессе беседы, рассказал, что я журналист, что путешествую и собираю материал для русских туристов, о интересных местах и нормальных отелях-ресторанах Центральной Америки. Это так его заинтересовало, что он предложил мне ченж - поселится у него, за 250 лемпир + возможность ловить wifi, с условием, что я его прорекламирую. Не соглашаться, смысла не было, и я заселился в очень приличный номер, по цене обычного.

    Почему Тела? В LP я вычитал, что это лучшее пляжное место Гондураса, и решил посмотреть, что же тут лучшего. Теперь могу сказать, что если не брать острова (в Белизе), то таки да – это лучшее место по пляжам на Карибском побережье, которое я видел. Пальмы, море, песок. Пальмы с кокосами, песок белый, море теплое и не глубокое, чтоб дойти до «по горло», надо пройти метров 20-30.

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    Среди отелей первой линии, есть как и вполне отличные ( для Гондураса) за 100 у.е.

    [​IMG]

    так и бюджетные за 10 у.е.

    [​IMG]

    Куча ресторанов с лобстерами и прочими морепродуктами. В городе, есть музей культуры гарифуна, а вокруг, пару разных эко-сайтов. Если пойти пару километров по пляжу вправо, то будет большой отель с пляжем, шезлонгами, гамаками и даже волейбольной площадкой. За пару рублей, а точнее лемпир, можно договориться и позависать там. Чтобы все было транкильо и сэгуро, там же круглосуточно дежурит человек с ружом, ну и парочка с пистолетами в отеле на подхвате.

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    Думаю пробыть здесь пару деньков и ехать дальше – в Ла Сейбу.

    О эликсире, купленном на Кайе Каулкер. Пью регулярно. Первых пару дней, пил натощак с утра, но учитывая, что это настой на спирту, я решил поменять на вечер. Что сказать? Эффект чувствуется. Описывать долго и сложно, да и не нужны эти подробности, но мне заметно. Решил добавить голодание, каждые 10 дней, по 36-38 часов.

    Кстати, здесь, в Америке Латине, я как-то незаметно для себя, присел на авокадо. :D Нельзя сказать, чтоб я его не пробовал в России, но там оно меня как-то не вшторило, а тут… просто теперь с вечера, покупаю одно авокадо за пару копеек (в основном цена 1 шт – 30 центов) и утром намазываю на хлеб, и ем с чаем. Очень нравится! Еще фрихолес (бобы) здесь нравятся. Они продаются уже варенные, в консистенции пюре, вот в такой упаковке:

    [​IMG]

    Практически пища космонавтов :-D На сковородку выдавил, две минуты и готово! Но можно и так, прямо из пакета, если в открытом космосе :-D

    Что еще? Еще, я наконец-то знаю дату своего возвращения в Россию. Это будет в первых числах февраля 2011 года. 16 месяцев с копейками, а если точнее – 495 дней путешествия. Почти что вся материковая Латинская Америка. Страны… Пока еще не знаю, сколько и какие. Сейчас закончу Гондурас, потом Никарагуа, а дальше… дальше есть два варианта:
    1 – возвращаюсь в Гватемалу и оттуда в Мексику до Мехико Сити, а оттуда самолетом на Кубу.
    2 – возвращаюсь в Гондурас (Ла Сайба) На грузовом судне на Ямайку (уже узнал, есть такой вариант) Оттуда в Доминикану, и оттуда уже на Кубу.
    Какой из них выбрать, пока не знаю, но больше и скорее всего (уж очень Мексику хоца) склоняюсь к первому, но будем посмотреть. Когда я в Ла Пасе, покупал по случаю дармовой цены, путеводители по ЦА и отдельно по Мексики, даже не думал, что именно в это путешествие, я их проеду.

    [​IMG]

    Мексика сука большая!!! За месяц или сколько там будет у меня времени, всю ее не успею посмотреть. Поэтому, планирую по тихоокеанскому побережью проехаться до Гвадалупэ, оттуда через Мехико Сити вернутся на Юкатан, и с Канкуна перебраться на Кубу. Хотелось бы на каком-то грузовом судне, в ЛП одной строчкой пишут о такой возможности, но найду ли…
     
  27. Насколько я поняла - билетов пока нет. К какому событию привязана дата?
    И что мы будем читать после возвращения? Надолго домой? Какие планы?
     
  28. как нет? :shock: есть. из Гаваны. число пока не называю - суеверный.
    Москва, билет в одну сторону или как заработать на возвращение в ЛА :)
    хiба я знаю...
    о планах еще не время. пусть ближе подойдут (Че Паев) :D
     
  29. Два часа времени, и 38 лемпир денег, и я в Ла Сейбе. Сегодня в Трухильо не успеваю, поэтому просто решено побродить по городу и узнать за цены на ислас Кочинос (острова Свиней), на бус до Тегусегальпы, и как и за сколько можно попасть на Утилу. Заселился прямо у терминала, чтоб далеко не таскаться с рюкзаками. Пошел по городу.
    Что сказать. Город как город, как сказал бы Аргентино – обычная латиноамериканская жопа. Сплошные магазинчики, кафешки, все что-то продают – покупают, что-то делают, одним словом живут как Бог на душу положит и не парятся.
    Есть пляж, но грязный. Есть музей каких-то насекомых, оно мне не надо. Все тур фирмы, помеченные ЛП – закрыты. Одну чудом увидел работающую. Зашел. Тур поснорклить на день, на острова Свиней, стоит 39 у.е. с человека и минимум 5 человек. Спросил про цену на катер до Утилы, сказала что стоит 20 у.е.!!! в один конец!!! В ЛП пишут 10 у.е. Кто из них врет, узнаю послезавтра. Завтра в Трухильо. Вы спросите зачем? Это секрет. :D Об этом завтра ;-)

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]
     
  30. кого ты хотел сфоткать на первой фотке.. ту что сидит или ту что идёт..? :-D
     
  31. todo completo. Аргентино же говорит: ЛА - жопа! Вот я и хотел, одним кадром двух зайцев убить. Показать как эту жопу видит Аргентино (та что с лева) и как эту жопу вижу я (та что с права)
    ты вроде большой, а объяснять тебе такие элементарные вещи приходится...
     
  32. Порадовал :lol: Твой взгляд на жизнь мне больше нравится :-D
     
  33. а ты кстати анкету то на онлайн разрешение в Мексику уже заполнил? :D
     
  34. нет. а куда спешить? я же в ЛА. :-D mañana...
    сейчас застрял в жопе под названием Tacoa. после 16-00 бусы не ездят :evil:
     
  35. Итак, чего же меня понесло в Трухильо? Трухильо, это знаковый город, всей Центральной Америки.
    Здесь, 14 августа 1502 года, Христофор Колумб, первый раз шагнул на материковую часть Латинской Америки, чему есть небольшой памятник над морем.

    [​IMG]

    Сам город, первый из построенных испанцами (а именно - Хуаном Медина) городов в Гондурасе, в 1525 году, и его первая столица. Это был главный порт, откуда в Испанию, отправлялись караваны галеонов с серебром и золотом. Это привлекало множество пиратов, самые известные из которых: Ван Хорн, Айри и Генри Морган, которые однажды даже взяли штурмом и разграбили, а затем и разрушили город, в 1643 году.

    Здесь находится крепость Сан Барбара де Трухильо.
    Эта крепость, этот город, да и вообще эти места, знамениты тем, что здесь был взят в плен, под гарантии и слово британского офицера, союзными гватемало-сальвадоро-гондураско-никарагуанскими войсками, а вспоследствии обманут, и здесь же расстрелян, а потом и похоронен, один из самых неоднозначных и неординарных аферистов и искателей приключений на свою жопу, врач, юрист, журналист и писатель, а также многая, многая, многая, гражданин пендоштатов - Уильям Уокер.
    Учитывая, что вряд ли кто-то знает о том, кто это такой и чем он знаменит, вначале рассказ о НЕ техасском, НО рейнджере, Уильяме не Чаке Норрисе Уокере.
    Уильям Уокер

    [​IMG]

    (1824 — 1860)

    Американский авантюрист Родился в штате Теннесси. Окончил медицинский факультет Пенсильванского университета. Практиковал в Европе, затем был адвокатом, редактором в Нью-Орлеане. В 1853 году, организовал экспедицию для завоевания мексиканского штата Сонара, но вынужден был сдаться войскам Соединенных Штатов в Сан-Диего.

    13 июля 1855 года, в никарагуанском порту Реалехо высадились американские флибустьеры с целью подчинить страны Центральной Америки господству США и восстановить рабство. Возглавлял наемников Уильям Уокер.

    Он был чрезвычайно противоречивым человеком. В нем уживались, казалось бы, несовместимые черты характера — доброта и холодная жестокость, личная храбрость, способность к самопожертвованию и циничное равнодушие к жизни других, расчетливость, хладнокровие и безрассудство, толкавшее его на авантюрные поступки. Довольно хрупкое сложение и небольшой рост, с лихвой окупались его гипнотическим взглядом, многократно описанным биографами и поэтами.

    Не менее противоречивыми были и убеждения Уокера. За сравнительно недолгую жизнь он не только превратился из аболициониста и социалиста в убежденного сторонника рабства и апологета цивилизаторской миссии американского Юга в Центральной Америке, но в сугубо политических интересах перешел из протестантизма в католицизм. Честолюбивый, рвавшийся к власти и способный увлечь за собой других, Уокер обладал литературными способностями. Подтверждением тому служит его книга о войне в Никарагуа, вышедшая в свет в том самом году, когда ее автор был расстрелян.

    Для большинства жителей Центральной Америки, Уокер был и остается символом разрушения и насилия, пиратом и авантюристом, его экспедиции расценивают как бесцеремонное и циничное вмешательство во внутренние дела независимых государств. Не случайно долгие годы именем Уокера, никарагуанские крестьяне пугали детей.

    Уокер родился, 8 мая 1824 года, в Нэшвилле, штат Теннесси. Его отец, Джеймс Уокер, имевший шотландских предков, был банкиром и торговцем, а мать, Мэри Норвелл, происходила из влиятельной семьи в штате Кентукки. Кроме Уильяма в семье было еще двое братьев и сестра. Дети воспитывались в строгой кальвинистской традиции, и Уильям рос послушным и спокойным ребенком. Будучи очень привязанным к матери, которая
    часто болела, Уильям любил читать ей вслух романы Вальтера Скотта и романтические поэмы Байрона.

    В 12 лет, Уокер поступил в университет Нэшвилла, который, как и многие американские университеты того времени, представлял собой, по сути, среднюю школу. Учился хорошо и через два года перевелся на медицинский факультет Пенсильванского университета, где также зарекомендовал себя способным студентом. Интересно, что темой его дипломной работы было изучение радужной оболочки глаза (иридодиагностика).

    Получив диплом врача уже в 19 лет, Уокер почти два года провел за границей, практикуясь в госпиталях Парижа и посещая лекции медицинских светил в Гейдельберге (Германия), Лондоне и Эдинбурге. Вернувшись в 1845 году на родину, он неожиданно для родственников решил переменить профессию и заняться изучением юриспруденции. Спустя еще два года, после долгих и упорных занятий в Нью-Орлеане, он был зачислен в адвокатуру, но не удовольствовался и этим. Медик-юрист, он стал одним из издателей и авторов газеты «Нью-Орлеан крисчен», поддерживавшей вигов.

    Судя по воспоминаниям современников Уокера, обстановка, царившая в «Нью-Орлеан крисчен», весьма смахивала на атмосферу, блестяще переданную Марком Твеном в известном рассказе «Журналистка в Теннесси». Как и Твеновскому персонажу, Уокеру приходилось принимать вызовы на дуэль от лиц, чьи политические взгляды и репутацию он задевал в своих статьях. Интересно и то, что в газете Уокера, публиковал стихи тогда мало еще известный широкому читателю Уолт Уитмен.

    В Нью-Орлеане в эти годы, Уокер пережил первую и последнюю в своей жизни любовь. Элен (Хелен) Мартин, в пятилетнем возрасте перенесла тяжелую болезнь, в результате которой лишилась голоса и слуха, что, впрочем, не помешало ей стать одной из первых красавиц Нью-Орлеана и пользоваться большим вниманием благодаря природному уму, открытому характеру и обаянию. Уокер следовал за Элен буквально по пятам и быстро освоил язык жестов, на котором они вели долгие разговоры. В апреле 1849 года, когда уже было объявлено об их предстоящей свадьбе, невеста внезапно умерла от холеры.

    Личная драма круто изменила и характер Уокера (он превратился в мрачного меланхолика), и его образ жизни. В 1850 году, Уильям покинул Нью-Орлеан, совершил путешествие через Панамский перешеек и осел в Сан-Франциско, где с головой вновь ушел в журналистику, приняв предложение своего друга Э. Рандолфа писать статьи в только что основанную им газету «Сан-Франциско геральд», которая ориентировалась на демократов, выражавших Интересы рабовладельческого Юга. Именно там, Уокера привлекли планы расширения территории Соединенных Штатов, в соответствии с популярной тогда теорией «предопределения судьбы».

    Несомненно, определенную роль в этом сыграли и честолюбие Уокера, его стремление во весь голос заявить о себе — желание вполне объяснимое, если принять во внимание неповторимую историческую атмосферу в США, накануне схватки между Севером и Югом, обстановку стремительной политизации Юга, усиления аннексионистских настроений. В этот период, он сблизился с бывшим американским послом в Мадриде, одним из инициаторов покупки или захвата Кубы Соединенными Штатами - Пьером Суле.

    Многочисленные проекты покупки Кубы или ее прямой аннексии, являлись составной частью плана создания пресловутой Карибской Рабовладельческой Империи, которая по замыслам политиков-южан должна была простираться от Мексики через Антильские острова и страны Карибского бассейна до Колумбии. Это была бы островная империя, включающая Кубу и Пуэрто-Рико, которые предстояло отнять у Испании. Аппетиты рабовладельцев распространялись и на независимые Гаити, Мексику, Центрально-Американские страны и часть Колумбии.

    В те годы, в основе многочисленных флибустьерских экспедиций, причудливо переплетались идеи национального освобождения и стремление к аннексии, революционный идеализм (во многом являвшийся отзвуком событий 1848 года в Европе) и страсть к обогащению, мессианство и политический авантюризм. В этот мир политических страстей и амбициозных экономических проектов, вроде распространения американской колонизации по всей Центральной Америке и Мексике, вошел и Уокер.

    Первым опытом на поприще аннексионизма, для Уокера стала экспедиция в Мексику. В ноябре 1854 года, Уокер вторгся с отрядом из нескольких сотен человек на территорию штатов Нижняя Калифорния и Сонора и объявил о создании там нового американского независимого государства, провозгласил себя президентом, создал правительство и даже успел учредить собственный флаг. Все это сопровождалось безудержным грабежом имущества мексиканских крестьян, ремесленников, торговцев и предпринимателей. Несмотря на жалобы мексиканских властей, администрация президента Ф. Пирса снисходительно наблюдала за экспериментами Уокера.

    Вскоре, однако, мексиканское правительство собралось с силами, и после нескольких месяцев изматывающих боев и тяжелого отступления в мае 1854 года, Уокер с 33 сообщниками перешел границу и сдался американским властям. Отданный под суд за нарушение закона 1818 года, о нейтралитете, он, впрочем, вскоре был оправдан и вновь занялся журналистикой.

    В марте 1854 года, началась Крымская война, неожиданно для Англии принявшая затяжной характер и потребовавшая максимального внимания. Воспользовавшись тем, что у англичан были связаны руки в Крыму, Соединенные Штаты начали активно реализовывать планы по изменению соотношения сил в Центральной Америке и Карибском бассейне.

    Наиболее привлекательной целью для аннексионистов стала Никарагуа, где вновь обострившаяся внутриполитическая обстановка создавала чрезвычайно благоприятные условия для осуществления планов по созданию «Карибской Империи». Все больший интерес к Никарагуа проявлял и Уокер. В декабре 1854 года, он подписал соглашение с крупным американским предпринимателем Б. Коулом об организации экспедиции вооруженных колонистов в Никарагуа, с целью оказания поддержки либеральной партии.

    Так, в обмен на такую помощь, никарагуанские либералы обещали выделить Уокеру и его людям 21 тысячу акров плодородных земель и регулярно выплачивать жалованье из казны после завершения военных действий. По требованию Уокера, размеры выделяемой земельной площади были увеличены до 52 тысяч акров, а флибустьерам придавался официальный статус колонистов. Как юрист, Уокер хорошо понимал, что это помогло бы ему избежать обвинений в нарушении американского закона о нейтралитете.

    Вербовка добровольцев шла быстро и с размахом. Финансирование предприятия в значительной степени взяла на себя «Аксессори», предоставившая Уокеру заем 620 тысяч долларов, хотя и вопреки желанию самого Вандербильда, узнавшего о займе по возвращении из Лондона.

    Уокер готовился к предстоящей экспедиции с особой тщательностью. Он изучал будущий театр военных действий не только по картам, но и по разнообразной литературе, в том числе и по работам бывшего консула США в Никарагуа Э. Скуайера. Неплохо он разбирался и в хитросплетениях центральноамериканской политической жизни. Вопреки утверждениям о том, что Уокер не владел испанским языком, имеются свидетельства об обратном.

    В начале мая 1855 года, все необходимые приготовления были сделаны, и 16 июня шхуна «Веста» высадила Уокера и 57 вооруженных самым современным по тем временам оружием колонистов в никарагуанском порту Реалехо.

    Вначале отношения Уокера с компанией Вандербильда развивались довольно успешно. Пароходы «Аксессори» непрерывно перевозили в Никарагуа американских колонистов, значительная часть которых сразу же вливалась в армию Уокера.
    Ее численность, уже к осени достигла 1,5 тысячи человек. Костяк составляли примерно 1200 хорошо вооруженных добровольцев, многие из них имели опыт боевых действий.
    В этот момент, Остапа, а точнее Уокера понесло. Его шибанула мания-охуевания и он, поссорился с Вандербильдом. Уокера явно не устраивал покровительственный тон «коммодора» (так Вандербильда прозвали в деловых кругах Нью-Йорка), а тот был недоволен своенравным руководителем флибустьеров, его растущим стремлением диктовать условия. По инициативе Уокера, правительство Риваса разорвало соглашение с «Аксессори» и передало контракт конкурентам Вандербильда и бывшим его компаньонам — Корнелиусу Гаррисону и Чарльзу Моргану.

    В ответ, Вандербильд объявил о прекращении пассажирских и грузовых перевозок для Уокера, потребовал от США принять немедленно меры против флибустьеров и начал переправлять оружие и людей в Коста-Рику для оказания поддержки правительству этой страны, возглавившему вооруженную борьбу центральноамериканских государств против Уокера. В результате, в наиболее критические для него месяцы военных действий, Уокер не смог получить подкреплений.

    Агенты Вандербильда вели переговоры в Лондоне, стремясь заручиться поддержкой адмиралтейства для организации блокады побережья Никарагуа британским флотом, а в самой Никарагуа представители «коммодора» уговаривали президента Риваса порвать с Уокером.

    Одновременно, Вандербильд нанес мощный удар и по отступникам — Гаррисону и Моргану. Первого он обвинил в мошенничестве и предъявил ему судебный иск на 500 тысяч долларов, а Моргана — в сговоре с Уокером и потребовал от обоих в качестве возмещения ущерба кругленькую сумму в 1 миллиард долларов.

    В конце концов, Гаррисон и Морган спасовали перед стальной волей «коммодора», признав незаконность сделок с Уокером, а Вандербильд, в свою очередь, за 56 тысяч долларов отступных ежемесячно, обещал не конкурировать с трансокеанской трассой в Панаме.

    Между тем, положение Уокера продолжало ухудшаться. 1 марта 1856 года, Гватемала, Коста-Рика, Гондурас и Сальвадор объявили о начале военных действий против Уокера. Характерно, что правительства этих стран объявили войну именно Уокеру, рассматривая его как пирата и узурпатора власти, а не правительству Никарагуа. Общая численность армии союзников достигла 10 тысяч. Правительство Коста-Рики, возглавляемое Хуаном Рафаэлем Морой, обратилось к Англии с просьбой предоставить оружие. Лондон отреагировал немедленно, и необходимое оружие (несколько пушек, 2 тысячи ружей, боеприпасы) было направлено в Коста-Рику.

    В этих условиях, Уокеру как воздух была необходима поддержка. Надо сказать, что он не питал особых иллюзий в отношении английской позиции и был враждебно настроен к деятельности английских дипломатов в Центральной Америке. Уокер возлагал надежды только на соотечественников — на Пьера Суле и американского консула в Никарагуа Джона Уилера.

    Еще в апреле 1856 года, когда госсекретарь США У. Мэрси отказался принять посланника Уокера полковника П. Френча, тот обратился к Суле за содействием. 28 апреля, в Новом Орлеане по инициативе Суле был организован многолюдный митинг в поддержку экспедиции Уокера. Активно защищал его бывший посол в Мадриде и на съезде демократической партии в Цинциннати. В одной из резолюций съезда прямо выражалась симпатия американского народа к «попыткам, предпринимаемым центральноамериканскими народами (имелось в виду правительство Риваса) для возрождения той части континента, которая расположена на подступах к межокеанскому каналу».

    В августе 1865 года, вместе с очередным подкреплением для Уокера, П. Суле отправился в Никарагуа. В течение двух недель он вел с руководителем флибустьеров конфиденциальные переговоры, имевшие, как признавал сам Уокер, «очень важное значение».

    Не без влияния этих бесед, Уокер пошел на решительный шаг — восстановление рабства в Центральной Америке, которое было отменено еще в 1824 году. Этим актом Уокер, в глубине души мечтавший о воссоздании военного центральноамериканского объединенного государства, во главе которого он видел себя, надеялся привлечь на свою сторону влиятельных политиков американского Юга. «Закон о рабстве — ядро моей политики, — писал он. — Без него американцы могли бы играть в Центральной Америке лишь роль преторианской гвардии, подобной римской, или же роль янычаров на Востоке,
    роли, к которым они плохо подготовлены в силу традиций своей расы».

    В целях «ускорения колонизации» Суле, передал Уокеру полмиллиона долларов, собранных в США. Ревностным сторонником Уокера, полностью разделявшим его планы, был и Д. Уилер. «Шум машин и грохот повозок янки на здешних улицах, — доносил он в госдепартамент, — возвестили гражданам Никарагуа, что праздность должна уступить место предприимчивости, невежество — науке, а анархия и революции — закону и порядку».

    Уилер был убежденным сторонником теории «предопределения судьбы» и превосходства белой расы. Едва прибыв в декабре 1854 года, в Никарагуа, американский консул безапелляционно заявил, что «центральноамериканская раса неопровержимо доказала полную неспособность к самоуправлению».

    Буквально за неделю до высадки флибустьеров Уокера в Реалехо, Уилер подписал с правительством Никарагуа договор о дружбе и торговле. Это не помешало ему восторженно приветствовать действия колонистов. 10 ноября 1855 года, даже не дождавшись инструкций госдепартамента, Уилер официально признал правительство Риваса — Уокера.

    Формально госдепартамент не поддержал инициативы Уокера, и госсекретарь Мэрси отказался, как уже отмечалось выше, принять верительные грамоты от представителя флибустьеров.

    Однако настойчивые просьбы Уилера, внимательнее присмотреться к ситуации в Никарагуа, в конце концов, возымели действие, и в середине мая 1856 года, непосредственно перед съездом демократической партии, Ф. Пирс объявил о готовности принять представителя правительства Риваса — Уокера, что означало факт дипломатического признания. Свое решение президент объяснил «необходимостью признать правительство, существующее де-факто и пользующееся поддержкой народа». Соответствующие инструкции о признании правительства Риваса — Уокера направил в Никарагуа и Мэрси.

    События в стране тем временем развивались стремительно. В июне Уокер, решительно порвал все отношения с президентом Ривасом, а еще через месяц провел выборы и 12 июля провозгласил себя президентом Никарагуа. Это были странные даже по центральноамериканским меркам того времени выборы, ибо за единственного кандидата — генерала Уильяма Уокера — голосовали исключительно солдаты его армии и колонисты. Никарагуанцы же этой чести были лишены.

    Инструкции Мэрси достигли Гранады вскоре после инаугурации Уокера. Уилер поспешил доложить в госдепартамент, что «в соответствии с инструкциями он установил отношения с правительством Уокера и готов также подписать с ним договор о дружбе, торговле и навигации».

    Казалось, дипломатическая фортуна благоволила Уокеру. Однако, опираясь на английскую помощь, его противники предприняли контрмеры. Представитель Уокера священник А. Вихиль подвергся обструкции со стороны всех латиноамериканских дипломатов и пробыл в Вашингтоне лишь около месяца, а его преемнику, А. Оуксмиту, было отказано в аудиенции у президента США. Президент Коста-Рики Х.Р. Мора направил своего представителя Н. Толедо со специальной миссией в столицы Гватемалы, Сальвадора и Гондураса, чтобы выработать общую стратегию борьбы против Уокера. К правительствам этих стран обратился и незадачливый Ривас, сделавшийся его решительным противником.

    Ряд дипломатических демаршей предприняла и Франция, снарядившая корабли в залив Фонсека, а британская эскадра вновь появилась вблизи Сан Хуана дель Норте (Грейтаун). Английские моряки не препятствовали решительным действиям агентов Вандербильда против Уокера. Так, по приказу «коммодора» были захвачены четыре парохода, ранее принадлежавшие «Аксессори», которые вскоре были использованы для переброски костариканских солдат на театр военных действий. Английские же корабли, фактически блокировали прибывшее в Грейтаун очередное подкрепление для армии Уокера — около 400 человек, а затем вывезли их в Новый Орлеан.

    Ощущая постоянную враждебность со стороны английских дипломатов в Никарагуа, Уокер пытался убедить американских политиков в том, что именно он находится на переднем крае борьбы с английской экспансией. В письме одному из лидеров аннексионистского течения в конгрессе, сенатору С. Дугласу, Уокер указал на многочисленные случаи ущемления американских интересов в Центральной Америке и призвал «наказать Британию за политику прошлую и нынешнюю», а в госдепартамент направил пакет документов о «происках англичан лично против меня и против народа Соединенных Штатов».

    Отметим, что в начале эпопеи Уокера в Никарагуа, Форин оффис отнесся к нему довольно снисходительно, усмотрев в «сероглазом посланце предопределенной судьбы» лишь заурядного пирата и авантюриста. Положение изменилось после провозглашения Уокера президентом Никарагуа. Его фамилия все чаще упоминалась в англо-американской дипломатической переписке. Соответственно усиливалось и внимание британской дипломатии к его деятельности.

    Разыгрывая антибританскую карту, Уокер вместе с тем попытался заручиться поддержкой некоторых кругов и в самой Англии. Он предпринял довольно неожиданный маневр - направил в Лондон в качестве представителя известного кубинского борца за национальное освобождение Доминго Гойкоуриа. В январе 1856 года, Гойкоуриа, которому Уокер обещал оказать помощь в освобождении Кубы от испанцев после окончания кампании в Никарагуа, пошел на подписание договора с ним. «Вы можете убедить британский кабинет, — писал Уокер в инструкциях Гойкоуриа, — что мы не разрабатываем каких-либо планов аннексии, и единственный способ ограничить обширную демократию Севера — это создание мощной и компактной южной федерации, основанной на военных принципах». Таким образом, Уокер пытался сыграть на известной симпатии, которую английское правительство испытывало к политике южных штатов США.

    Однако вскоре Гойкоуриа, неудачно выступив в роли посредника, глубоко разочаровался и в мотивах, и в методах политики Уокера и был отозван.

    В сентябре 1856 года, союзники перешли к решительным боевым действиям против армии Уокера. Серьезную помеху для центральноамериканцев предоставляла эпидемия холеры, внезапно вспыхнувшая в их рядах.

    12 октября, отряды союзной армии под командованием Хосе Хоакина Моры (брата костариканского президента) атаковали Гранаду и захватили большую часть города. Как писал сам Уокер, они окружили здание американской миссии, обстреляли его и потребовали выдачи Уилера. Однако последний по инициативе Мэрси уже был отозван со своего поста за «недипломатическое поведение» и в марте 1857 года, подал в отставку. Тем самым США попытались сохранить свой престиж перед латиноамериканскими странами, а также перед Англией и Францией.

    В декабре, после жестокого и ничем не оправданного разрушения Гранады, армия Уокера попыталась пробиться к устью реки Сан-Хуан, где намеревалась воспользоваться своим флотом. Однако весь район был блокирован союзными войсками и английскими
    кораблями, и после нескольких месяцев ожесточенных стычек, Уокеру пришлось отказаться от задуманного. Его армия, превратившаяся к тому времени в горстку измученных и больных людей, 1 мая 1857 года капитулировала, впрочем, на весьма почетных условиях - флибустьер с остатками войска покинул Центральную Америку на корабле, предоставленном по личному указанию президента США Дж. Бьюкенена. Тем самым правительство Соединенных Штатов украло у истинных победителей — центральноамериканцев, плоды их трудной победы.

    В англо-американской литературе, первая экспедиция Уокера в Никарагуа иногда описывается в подчеркнуто пренебрежительном тоне, как почти забавная история в опереточном духе, а сам Уокер представляется этаким полушутом, всерьез вообразившим себя новым Наполеоном. По этому поводу, Хьюстон резонно заметил, что вряд ли стоит всерьез именовать «шутом» человека, на совести которого по меньшей мере 12 тысяч погубленных жизней. Действительно, из армии численностью в 2518 человек, Уокер только убитыми и умершими от ран потерял более тысячи. Еще 700 человек дезертировали (некоторые осели в Никарагуа), 250 — попали в плен. Потери же центральноамериканцев были в 4-5 раз большими. По некоторым данным, одна лишь холера унесла от 10 до 12 тысяч жизней.


    По возвращении на родину, Уокер вновь был предан суду по обвинению в нарушении закона о нейтралитете. И снова южане развернули мощную пропагандистскую кампанию в его поддержку, которая увенчалась успехом. Уокер был освобожден под залог в 2 тысячи долларов. Почти сразу же, он отправился в поездку по стране, всячески рекламируя свои планы в отношении центральноамериканских стран и энергично собирая средства на новую экспедицию.

    В ноябре 1857 года, администрация Дж. Бьюкенена официально признала новое правительство П. Риваса в Никарагуа. В том же месяце, Уокер с 270 своими сторонниками отплыл на шхуне «Фашн» из порта Мобил в направлении Сан Хуан день Норте. На этот раз, американский флот был начеку, и капитан 50-пушечного фрегата «Уабош» X. Полдинг предпринял решительные действия по блокированию флибустьеров в костариканском порту Пунтаренас - он принудил Уокера сдаться, предоставив гарантии безопасного возвращения в США. Возможно, решительность Полдинга объяснялась и тем, что в момент процедуры сдачи флибустьеров, неподалеку от американского корабля стал на якорь 90-пушечный крейсер «Брансуик», флота Ее Величества королевы Великобритании.

    Появление английского корабля в районе постоянных англо-американских столкновений на атлантическом побережье Никарагуа, красноречиво свидетельствовало о продолжении большой дипломатической игры вокруг Уокера. Лорд Напиер, посол Англии в Вашингтоне, в меморандуме от 8 ноября 1858 года, информировал госсекретаря США Л. Кэсса о том, что английские военные корабли, получили приказ - воспрепятствовать высадке флибустьеров в Никарагуа и Коста-Рике в случае, если правительства этих стран обратятся с подобной просьбой, а также противодействовать их высадке в какой-либо части Москитии или в Грейтауне, без ведома местных властей. Одновременно, Англия предложила Франции направить корабли на всякий случай в этот район, о чем не замедлил проинформировать Вашингтон французский посол в США Ф. Сартиже.

    В отечественной литературе, обычно говорится о трех попытках Уокера захватить Центральную Америку. В действительности их было четыре. В декабре 1858 года, шхуна «Сюзен», на которой неугомонный Уокер с очередной группой экспедиционеров направился из Мобила в Омоа (Гондурас), потерпела крушение на рифах в 60 милях от побережья Белиза. Три дня Уокер и его люди провели на безлюдном островке, пока весьма кстати и далеко не случайно оказавшийся поблизости английский корабль «Василиск» не подобрал их и не доставил в США.

    Следующий, и последний удар, оказавшийся для Уокера роковым, он решил нанести
    опять же в точке острой англо-американской конфронтации — на островах Баия. В ноябре 1859 года, специальный представитель Великобритании в Центральной Америке, умный и энергичный дипломат Чарльз Уайк подписал с гондурасским правительством договор о передаче под его юрисдикцию островов, столь долго бывших яблоком раздора. В ответ правительство Гондураса соглашалось признать британские права в Белизе. Соглашение подлежало ратификации в мае 1860 года.

    Однако часть жителей крупнейшего из островов — Роатана, в основном американцев, не желая присоединения к Гондурасу, обратилась за помощью к Уокеру.

    Уокер принял решение превратить Роатан в опорную базу для будущей экспедиции в Гондурас, где он надеялся заручиться поддержкой бывшего президента Т. Кабаньяса. Весной на Роатане, появились новые группы американских колонистов. В ответ, британское правительство немедленно договорилось с правительством Гондураса об отсрочке передачи островов до тех пор, пока там находятся флибустьеры.

    В июне 1860 года, две шхуны — «Клифтон» и «Джон Тэйлор» — доставили Уокера и его отряд, а также оружие на остров Косумель, в 300 милях к северу от Роатана. Там Уокер надеялся дождаться ухода англичан и передачи Роатана Гондурасу. Однако английские корабли не спешили покидать злополучный остров, и Уокер решил действовать, всецело положившись на удачу. В ночь на 6 августа, 97 флибустьеров внезапно атаковали гарнизон гондурасского порта Трухильо. После короткого боя, почти без потерь, старый форт, закрывавший доступ в гавань, был взят. Интересно, что над фортом Уокер приказал поднять знамя бывшей Центральноамериканской федерации — флаг Ф. Морасана, желая тем самым подчеркнуть преемственность борьбы выдающегося исторического деятеля.

    Захватив здание гондурасской таможни, флибустьеры объявили порт Трухильо свободным для мореплавания и торговли. Как показали дальнейшие события, эти действия были серьезными тактическими ошибками Уокера.

    Уже через две недели, в порту Трухильо бросил якорь английский бриг «Икарус», капитан которого, Н. Салмон, не имел определенных инструкций и действовал на свой страх и риск. Он направил Уокеру записку, в которой указал на незаконный характер захвата таможни, поскольку все таможенные сборы здесь осуществлялись британским правительством в счет уплаты старого государственного долга, а следовательно, действия Уокера носили враждебный по отношению к Англии характер. Салмон потребовал немедленного разоружения флибустьеров.

    В ответном послании, Уокер оправдывал свое присутствие в Гонударсе, ссылками на просьбы о помощи со стороны самих центральноамериканцев. В свою очередь, Салмон резонно указал Уокеру на нарушение им норм международного права и в ответ на ссылки своего адресата на кодекс международного права, составленный Альбертом Великим, посоветовал перелистать сборник международных законов под редакцией Уитона. Довольно забавно представить себе вожака флибустьеров, сидящего в полуразрушенном форту под дулами английских пушек и окруженного сборниками законов по международному праву.

    Пока шла эта переписка, Уокер лихорадочно искал выход из положения. 21 августа, оставив раненых и тяжелое вооружение, он с отрядом внезапно покинул Трухильо и направился в глубь гондурасской территории, надеясь воссоединиться с войсками Кабаньяса. По его следам шли 200 гондурасских солдат под командованием генерала Альвареса, получившего от президента страны Гуардиолы приказ разоружить Уокера.

    «Икарус» тем временем вошел в устье Рио Тинто, где Салмон надеялся перехватить Уокера. И не ошибся. 3 сентября, лагерь Уокера был окружен. Понимая безвыходность положения, он согласился капитулировать, но только перед английским капитаном и при условии, что ему и его людям будет гарантирована защита английского флага и безопасное возвращение на родину. Салмон обещал учесть просьбу Уокера, и тот сдал оружие, приказав своим подручным последовать его примеру.


    Тут же состоялось совещание, в котором кроме Салмона и гондурасских офицеров, принял участие и срочно прибывший британский суперинтендант Белиза Прайс. Уокер, его заместитель полковник Радлер и 70 флибустьеров были переданы гондурасским властям. Уокер и Радлер были тут же осуждены военно-полевым судом. Первый был приговорен к смертной казни, а второй — к длительному тюремному заключению.

    12 сентября 1860 года, ранним утром, в присутствии многолюдной толпы зевак, Уокер предстал перед взводом гондурасских солдат, около разрушенной стены того самого форта в Трухильо, который он захватил чуть больше месяца назад. Оглашение приговора он встретил хладнокровно. Последние слова он произнес на испанском языке. «Президент Никарагуа, никарагуанец…» После того как прозвучали залпы, один из офицеров выстрелил уже мертвому Уокеру в лицо. Единственной ценной вещью, обнаруженной у предводителя флибустьеров, был медальон, подаренный ему Элен Мартин. Человек, мечтавший стать властелином Центральном Америки, был похоронен в простом гробу стоимостью 10 песо, купленном местным священником (Уокер в 1859 году принял католичество). Так закончил свою жизнь, врач, юрист, журналист и пират, а также достаточно незаурядный человек – Уильям Уокер.

    В Англии известие о смерти Уокера вызвало вздох облегчения, хотя кое-кто не преминул упрекнуть капитана Салмона в «неджентльменском поведении», имея в виду нарушение слова, данного Уокеру. Отвечая на упреки, Салмон сослался на «отсутствие четких приказов» и на стремление оградить интересы Британии и других стран от посягательств со стороны пиратов.

    Командующий британским флотом в Северной Америке и Вест-Индии адмирал А. Милн, в донесении первому лорду Адмиралтейства сообщил о казни Уокера и оценил действия Салмона как «энергичные и решительные». В Адмиралтействе действия Салмона были единодушно одобрены, а британский министр иностранных дел лорд Рассел отметил, что Салмон проявил «разумную осмотрительность».

    Авантюра Уокера не только осложнила англо-американские отношения, но и нанесла существенный удар по интересам северо-восточной и северо-западной промышленных группировок США. Так, фактически была свернута деятельность компании Вандербильда по строительству межокеанского канала в Никарагуа, и решение проблемы было отложено на неопределенный срок, что объективно отвечало интересам как традиционного соперника США — Великобритании, в центральноамериканском регионе, так и новых претендентов на раздел сфер влияния — Франции и Германии.
     
  36. Терминал, на который приезжает бус, находится в километре от плацы принсипаль, возле которой и расположен форт. Вход – 3 у.е.

    [​IMG]

    Ко мне сразу же пристал гид, который узнал, что сой русо, выдал пару слов на русском. Он выразил желание, как он сам сказал: акомпаньянтэ. Спросив, - эсто гратуитэ? – и услышав шутливое «casi», я в принципе не противился. Нельсон, а именно так и зовут гида, оказался нормальным мужиком, который показал, мне все интересующие места, о которых я и так знал, но нужно было их найти.
    Вон помещение, в котором раньше была тюрьма, здесь Уильям Уокер дожидался своей очередной депортации в соединенные штаты, не зная, что в этот раз, карта легла по другому.

    [​IMG]

    Вот это место, сейчас не соответствует тому, каким оно было в те годы. Для удобства построенного госпиталя, стену форта разрушили. А раньше, возле этой стены, семь человек солдат объединенной центрально-американской армии, привели приговор в исполнение, намазав Уокеру лоб зеленкой.

    [​IMG]

    Сейчас, на этом месте памятный камень. Потом мы еще походили по форту, у него ведь богатая история, одним Уокером не ограничивающаяся. Понравилась например, бутылка из под виски, начала прошлого века.

    [​IMG]

    А это, просто форт

    [​IMG]

    Когда я спросил Нельсона про могилу Уильяма на старом кладбище, он вызвался и туда меня провести, хороший парень. По пути, он рассказал про одну русскую девушку, жившую здесь и уехавшую год назад домой в Питер, решить какие-то дела, и пока так и не вернувшуюся.

    Пришли на кладбище. Вот могила этого очень неординарного парня из нортэамерики.
    Так она выглядела 100 лет назад (фото из инета)

    [​IMG]

    Так она выглядит сейчас:

    [​IMG]

    [​IMG]

    Его по человечески похоронили, и даже соорудили могильную плиту с именем. Она чистая, почищенная от сорняка, и не оскверненная, несмотря на то, что он пролил тонны латинской крови.
    Я немного посидел рядом, представляя те времена и то, о чем думал этот парень, в последние минуты своей жизни…

    Потом Нельсон позвал меня. Проявив недюженные знания в этнографии, он сказал: Смотри! Вот здесь, похоронен серб. Это же практически русский, да?

    [​IMG]

    Да, какой-то Милош из Черногории, которого судьба непонятным образом, занесла в эту латиноамериканскую "жопу". Потом, я нашел еще могилу какого-то еврея из Палестины, а может и не еврея, но из Палестины.

    [​IMG]

    Кладбище небольшое, поэтому минут через 20-ть, мы оттуда ушли.
     
  37. Нельсон устроил мне еще небольшую обзорную экскурсию по городу, показал места, где какнадцы и нортэамериканцы, построили себе небольшие виллы, и как говорит Нельсон, в сезон декабрь-февраль, приезжают сюда зависать. Зачем? Неужели им Аргентино еще не довел, что тут ЖОПА! Глупые какие-то…

    Я спросил его про цены на землю, на домики. Он спросил где? В горах (они тут же), или на берегу. Узнав, что и там и там, ответил, что на берегу дороже. Участок с хибаркой, стоит в раене 5 тысяч долларов, ну а дальше, дальше уже что вы хотите – замок, виллу, домик, или в той же хибарке жить.

    В общем, вот так. Потом поблагодарив его, и дав ему 2 у.е. (он был счастлив), мы попрощались. Он вернулся к музею, а я перекусив в кафе, и успев посмотреть начало матча чемпионата Испании, между Барсой и Вильяреалом, пошел на терминал. По пути, в центре, застал какой-то местный праздник, с костюмами и танцами-песнями.

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    Везет мне на праздники всякие. Завтра на Утилу, и скорее всего, дней пять меня не будет.Ну и фото с центра города на берег:

    [​IMG]

    А это, фото с берега на берег:

    [​IMG]

    Вчера ломал голову, составляя маршрут с учетом Мексики. Да… хоть я и не всю Мексику планирую (где-то 1/3), но даже на нее, мне нужно 45 дней. Мексика большая, и интересная, и дорогая все таки. Изучив цены, пришел к мнению, что она на уровне Аргентины, по ценам.
    В итоге, приблизительный график, выглядит следующим образом:
    - Гондурас, еще 10 дней
    - Никарагуа, 21 день
    - два дня на добраться от Манагуа до мексиканской границы
    - Мексика, 45 дней.
    Вылет из Канкуна в Гавану в первых числах февраля, пару дней на социалистическо-латинскую жопу семьи Кастро и домой.
     
  38. про авантюриста Уокера почитал с удовольствием.. очень интересно..
    но.. пусть меня опять обвинят во всех грехах.. девушки мне понравились больше.. :oops:
     
  39. Я на Утиле. Из последних новостей, цена на кораблик до Утилы из Ла Сейбы, теперь составляет 425 лемпир или 23 доллара, по сравнению с десятью указанными в LP.

    Приплыл. Прошелся по острову. Что-то хотелось пляжа, а вернее геста прямо на пляже, как на Кайе Каулкер, или в Теле. Но с пляжами, особенно с отелями на них, тут напряжно. Есть парочка, но далековато и по 35 у.е. сутки. Поэтому, заселился просто в гесте у Rubis. Номер с душем-туалетом-холодильником и wifi – 12 у.е. Есть кухня, небольшая веранда наl водой с гамаками. Море правда стремное, но оно здесь стремное везде, даже на пляже.

    Но Утила, имхо не для этого. Утила, это одна большая школа дайвинга. Практически все туристы здесь, приехали обучаться нырять, по системе PADI. Кто на OWD, а кто на AOWD. Цены действительно низки. Четырех-пяти дневные ПАДИ курсы, с проживанием при школе, стоят 180 у.е. Если есть лицензия, 10 дайвов – 195 у.е. Пять дайвов – 100 у.е., а один дайв – 25 у.е. Можно взять дайвов столько, сколько вы сможете вывести. Я прошелся по нескольким дайв-центрам, цена у всех одинакова. Разные только футболки с логотипами дайв-школ и гесты в которых живут обучающиеся.

    Мне это обучение не нужно. Я сам могу научить. Много нырять я не хотел. Я вообще не знал, хочу ли я нырять. Просто поплескаться с рыбками на глубине 8-15 метров, мне не интересно. Поэтому, я искал что-либо увлекательное. Для меня это рэк-дайвинг, и я его нашел.
    В одной школе, во вторник, как раз группа студентов сдающих на АОВД, погружается на затонувший корабль. Названия корабля не помню (mas tarde), глубина 34 метра. Как раз, самое оно.
    Сразу решил договориться на вторник. Меня спросили за лицензию. Я сказал: канешна есть!!! Но не с собой.
    Не вопрос – ответила мне девушка инструктор из Испании (с испанским у них тут сложно, мало кто на нем говорит) – дашь свои данные и номер лицензии, и мы проверим на сайте ПАДИ. Да какие проблемы – ответил я – и перезвонив вечер приятелю, имеющему такую лицензию, взял его Ф.И.О. и ее номер.
    Спросили где и сколько раз я нырял. Рассказал. Их это устроило и они успокоились. Последний раз кстати, я нырял на Ко Чанге (Тай). Два ночных дайва. До этого, решив пробежаться по пляжу Сиануквиля в одних шортах днем, я спалил себе все плечи и спину, получив в придачу тепловой удар. В день погружений, все плечи и часть спины были в волдырях, плюс температура. Но отказываться от погружений не стал, и напялив акваланг, полез в море. В результате осложнения, получил боли в правом ухе, которое теперь, при погружении на глубину постоянно болит.

    Поэтому, я сразу обговорил вариант: плачу за раз, ныряю на рэк. если заболит барабанная перепонка, второй раз не ныряю. Не вопрос – опять же ответили мне – один раз 25 бакинских, два раза 50. Платишь за один раз, если нырнешь второй – вернешься и доплатишь. Такой вариант, меня полностью устроил.

    Еще есть снорклинг с белой акулой. Стоит 59 у.е. Необходима группа, минимум из 5 человек. Показали 6 минутное видео. 100% гарантия большой белой акулы. Подплываешь, на расстояние 3-х метров. Ее размеры 12-15 метров. Класс! Но пока я один желающий. Если наберется группа, то туда хочу тоже.

    Планирую пробыть здесь, 4-5 дней, по настроению.
     
  40. особо фотографировать на Утиле нечего, но так, пару фото для общего представления. сам городок, это практически одна улица, вытянутая вдоль берега:

    [​IMG]

    пляж... вот это, здесь называется пляж

    [​IMG]

    другого нету. но практически в каждом гесте, есть вот такие мини пляжики у воды

    [​IMG]

    ну и инструкция, что делать и чего категорически не делать, плавая вокруг белой акулы:

    [​IMG]
     
  41. успех любой войны, в первую очередь, зависит от снабжения. подкреплением, боеприпасами, продовольствием. без этого, войны не выигрываются. рассказ о Уильяме Уокере, будет неполный, если не рассказать о человеке, который перекрыл ему кислород в плане подвоза боеприпасов и подкреплений. Имя его, в США прошлого века, стало нарицательным, и даже Ильф и Петров, упомянули его в своих "Двенадцать стульев".
    Итак, милионер всех времен и народов - Корнелиус Вандербильт.

    [​IMG]

    Вандербильт был малограмотным (а если верить отдельным газетным публикациям того времени, с трудом мог поставить подпись на документах), но ум, изворотливость и склонность к анализу помогли ему взобраться на самый верх социальной лестницы. Корнелиус был легок на подъем и не боялся расстаться со старым бизнесом, чтобы начать новый, превосходно разбирался в той сфере знаний, которую сейчас называют маркетингом и продвижением. Но самый богатый человек США так и не вошел в светское общество Нью-Йорка, вел скромную жизнь и не захотел разделить огромное наследство между своими детьми.

    Самый богатый американец XIX века Корнелиус Вандербильт родился в семье среднего достатка. Отец будущего миллионера был лодочником и держал ферму. Фамилия Вандербильт происходит от названия нидерландской деревни Де Билт, родины пращуров Корнелиуса — прапрапрадед миллионера Ян Аэртсон носил фамилию Ван дер Билт. Со временем составные части фамилии слились.
    Уже в 11 лет, Корнелиус бросил школу, чтобы помогать отцу. О недополученных знаниях Вандербильт ничуть не жалел: «Если бы я учился, у меня не осталось бы времени ни на что другое», — твердил магнат.

    В 16 лет, Корнелиус открыл первый самостоятельный бизнес. Заняв у матери $100 (при условии, что юноша самостоятельно вспашет и засеет восьмиакровое поле), Вандербильт купил лодку-плоскодонку и стал перевозить грузы и пассажиров. Основным маршрутом стал путь от острова Стейтен-Айленд до Манхэттена и обратно, клиенты — американцы, по долгу службы, ежедневно ездившие в Нью-Йорк. За каждую поездку Корнелиус просил 18 центов. Вскоре он чуть не лишился своего ключевого актива — водное такси с пассажирами столкнулось с небольшой шхуной. Это было первое и последнее происшествие на водном транспорте Вандербильта — никогда больше его плавсредства не терпели бедствия.

    Лодочный бизнес оказался настолько прибыльным, что спустя год, Корнелиус не только вернул матери долг, но и заработал $1000. Услуги Вандербильта пользовались спросом, поскольку стоили дешевле, чем у конкурентов, а сам Корнелиус завоевал репутацию честного и трудолюбивого лодочника. Он не отказывался перевозить пассажиров даже в штормовую погоду. Побочным бизнесом Вандербильта стала торговля - в Стейтен-Айленде, молодой предприниматель покупал товары, пользовавшиеся спросом в Нью-Йорке, перевозил через реку и перепродавал.

    Новые возможности для расширения бизнеса будущего пароходного магната создала англо-американская война 1812 года. Заработав авторитет в тогдашних бизнес-кругах Нью-Йорка, Вандербильт сумел получить правительственный контракт на поставки товаров в форты, расположенные недалеко от города. На заработанные деньги, Корнелиус построил средних размеров шхуну и два небольших корабля. С тех пор, конкуренты прозвали его Командором. Вандербильт торговал устрицами, арбузами, китовым жиром, снабжал стоящие в гавани корабли пивом, сидром и провизией. К 1817 году, Вандербильт накопил $9000 и решил... выйти из бизнеса.

    Решение случайным не назовешь: маршрут Стейтен-Айленд — Нью-Йорк заполонили другие лодочники, доходы Вандербильта начали снижаться. Корнелиус заинтересовался пароходным бизнесом. Продав свой флот, Командор нанялся капитаном с зарплатой в $1000 в год на небольшой пароход Томаса Гиббонса. Пароходный бизнес для бизнесмена был в новинку, но Вандербильт хотел за чужой счет тщательно изучить тонкости ведения дел (вот красавец!!! а???). Разобравшись с устройством парохода, Командор убедил Гиббонса построить паровое судно, самостоятельно разработав его проект. Корабль получил название Bellona, а Корнелиус стал партнером Гиббонса.

    Из-за новой работы Вандербильта, его семья (Корнелиус дважды был женат — первый раз в 19 лет, второй — в 73 года) переехала в Нью-Брунсвик (штат Нью-Джерси). Там Вандербильт приобрел таверну на берегу реки и превратил ее в место отдыха пассажиров проходящих пароходов. Заведение назвали Bellonа Hall. Таверна стала любимым местом остановки путешественников. Хозяйничала в таверне первая жена Вандербильта София Джонсон.
    Корнелиус продолжал демпинговать и на Беллоне, запрашивая за проезд $1 — вчетверо меньше, чем конкуренты. Настойчивое продвижение Вандербильтом своих услуг, возмутило конкурентов. Главными соперниками Корнелиуса были Роберт Ливингстон и изобретатель колесного парохода Роберт Фултон — легальные монополисты на рынке пароходных перевозок. Монопольное положение в водах Гудзона, им гарантировал Нью-Йоркский законодательный совет. Между конкурентами разгорелась небольшая война. Несколько раз Вандербильта пытались арестовать по обвинению в нарушении закона, однако ему удавалось выскользнуть из рук неприятелей. Ходили слухи, что Командор оборудовал свое судно потайной каютой, чтобы прятаться от преследователей. Наконец, Фултон и Ливингстон решили подать в суд на конкурента. Однако просчитались — в 1824 году, Верховный Суд США признал их монополию на транспортные операции в водах Гудзона неконституционной.

    К 1829 году, Вандербильт скопил $30 тыс. и решил снова уйти на вольные хлеба, занявшись собственным бизнесом. Протесты жены, не желавшей покидать обжитого Нью-Джерси, и Томаса Гиббонса, который предложил Корнелиусу жалованье вдвое большее и 50% долю в компании, ни к чему не привели. Командор перевез всю семью в Нью-Йорк. Жена Корнелиуса поначалу отказывалась от переезда. Непреклонный Вандербильт решил проблему кардинально, поместив супругу на два месяца в сумасшедший дом!!! :-D

    Вернувшись в Нью-Йорк, предприниматель основал пароходную компанию и наладил сообщение между Нью-Йорком и городом Пикскилл, штат Нью-Йорк. За проезд Командор запрашивал лишь 12,5 центов и постепенно вытеснил с рынка местного пароходного короля Дэниела Дрю (спустя три десятилетия Дрю отомстит Корнелиусу, отобрав у Вандербильта Эрийскую железную дорогу). Бизнесмен вступил в соревнование с Гудзоновской речной ассоциацией, перевозившей пассажиров из Нью-Йорка в город Олбани. Поначалу Командор просил за билет $1 (речная ассоциация брала $3), позже и вовсе сделал проезд бесплатным!!! Убытки предприниматель компенсировал за счет услуг, в два раза повысив цены на еду на борту своих судов.
    Ассоциация сочла целесообразным, заплатить новоявленному конкуренту за перенос бизнеса в другое место. Приняв $100 тыс. и согласившись на дальнейшие выплаты размером $5 тыс. ежегодно в течение 10 лет, Командор начал доставлять пассажиров в Лонг-Айленд, Провиденс и Бостон, а также несколько городов в штате Коннектикут. Параллельно Вандербильт возобновил торговлю между прибрежными городами.

    Пароходы Вандербильта мало назвать комфортными, зачастую они были роскошными. Корнелиус строил настоящие «плавающие дворцы», поражавшие своими размерами, комфортом и элегантностью. К 1840-м годам, Вандербильту принадлежало более 100 судов, ходивших по реке Гудзон. Компания Вандербильта была одним из крупнейших нью-йоркских работодателей того времени.

    К сорока годам, Вандербильт нажил полмиллиона долларов, но неустанно искал новые возможности для обогащения. Неожиданный шанс заработать представился в 1849 году, с началом золотой лихорадки. Золотоискатели устремились в Калифорнию. Обычный маршрут будущих старателей пролегал через Панаму. Путешественники прибывали в латиноамериканскую страну на лодках, ехали на мулах через Панамский перешеек (Панамский канал построили 60 лет спустя) и на пароходах добирались в Сан-Франциско. Вандербильт предложил новый маршрут. Теперь золотоискатели, прибывшие в Латинскую Америку (Никарагуа), могли плыть по реке Сан-Хуан, затем по озеру Никарагуа. Западный берег озера от Тихого океана отделяют лишь 12 миль. Таким образом, путешествие сокращалось на 600 миль, а путь к конечному пункту занимал на два дня меньше, чем обычный маршрут. Полная стоимость проезда не превышала $400 вместо традиционных $600.

    В 1851 году, Вандербильт основал компанию Accessory Transit, заплатив правительству Нигарагуа $10 тыс. за право организовать чартерный рейс. Корнелиус лично руководил маленьким пароходом, проверяя новый маршрут (местные жители уверяли, что река несудоходна). Компания Корнелиуса расчистила русло реки Сан-Хуан, соорудила доки на восточном и западном побережье Никарагуа и на озере Никарагуа, построила двадцатимильную щебневую дорогу к порту на западном побережье. Новое бизнес-решение принесло Командору более $1 млн за год. Развивая бизнес, Корнелиус построил флот из восьми океанских пароходов.

    В 1853 году, в возрасте 59 лет, Вандербильт решил впервые в жизни отправиться в отпуск. Он построил роскошную яхту на паровом ходу, назвав ее The North Star («Северная звезда»).
    Кстати, яхта оказалась вторым предметом роскоши, который позволил себе Вандербильт, — первым был особняк в Стейтен-Айленде. Перед тем как вместе с семьей отчалить к берегам Европы, Командор оставил должность президента Accessory Transit, перепоручив управление компанией ее топ-менеджерам Чарльзу Моргану и Корнелиусу Гаррисону. Пока собственник плавал по волнам, управляющие выпустили новые акции компании и заполучили контроль над Accessory Transit. После возвращения Корнелиусу, вместо расширения бизнеса, пришлось около года отвоевывать компанию у новых владельцев.
    Чуть позже беда нагрянула с другой стороны. После смены власти в Никарагуа, новое правительство страны отобрало у Accessory Transit право на перевозки (под предлогом, что компания нарушила условия соглашения), заключив более выгодный контракт с конкурентами Вандербильта. Командор не стал судиться, поскольку «закон слишком медленно действует, чтобы покарать виновных», и пообещал разрушить бизнес конкурентов (американских дельцов во главе с Уильямом Уокером). Сказано — сделано. Вандербильт запускает новую пароходную линию по старому маршруту через Панаму. Конкурентам пришлось платить Командору $672 тыс. в год, за самоликвидацию новой транспортной линии.

    В 1850-х годах, Корнелиус занялся трансатлантическими перевозками, организовав сообщение между Нью-Йорком и Францией. Конкуренцию ему составляли линии Кунарда и Коллинза. Первую субсидировало британское правительство, вторую — американское. Получить правительственную поддержку Командору не удалось, тем не менее, он начал развивать новое направление. В трансатлантических перевозках было задействовано три судна, в том числе пароход «Вандербильт» — в то время самое большое судно в акватории Атлантического океана. Длина судна достигала 335 футов (более 100 м), ширина — 46 футов, водоизмещение — 4,5 тыс. тонн. Пароход обошелся хозяину в баснословные $600 тыс.

    В борьбе с Кунардом и Коллинзом, Вандербильт применил свою обычную тактику - снизил плату за проезд и перевозку багажа. Если целевой аудиторией конкурентов, были богатые пассажиры — путешественники и бизнесмены, то Вандербильт сделал ставку на эмигрантов и представителей среднего класса. Больше всего доходов, Командору приносили пассажиры 2-го и 3-го классов, путешествовавшие по несколько человек в каюте.
    Экономя на издержках, Командор все же не страховал свои суда, поскольку был уверен в исправности пароходов и квалификации команды. Но новое бизнес-направление не стало прибыльным. В начале Гражданской войны (1861 г.) Командор продал атлантическую линию за $3 млн. Пароход «Вандербильт», впрочем, бизнесмен сохранил, превратив пассажирский лайнер в военный корабль. Во время войны, Корнелиус передал пароход в распоряжение правительства (несмотря на то что миллионер уверял, что сдал судно в наем, газеты расценили его действия как подарок).

    На старости лет, Вандербильт радикально сменил бизнес-стратегию, забросив морские транспортные перевозки и занявшись железнодорожным бизнесом. Корнелиус пробовал свои силы в наземном транспортном бизнесе еще в 30-х годах XIX века. Но случившаяся в 1833 году, железнодорожная авария (взорвался паровой котел, из-за травм Корнелиус провел два месяца в больнице) надолго отбила у Вандербильта интерес к отрасли. Правда, не навсегда. Продав пароходы, Корнелиус занялся анализом нового рынка.
    Американские железные дороги того времени, формально собранные в единую сеть, на деле представляли собой т. н. лабиринт - множество коротких разъединенных дорог, принадлежащих сотням бизнесменов. Безудержная конкуренция приводила к частым банкротствам. Командор начал скупать акции и объединять в единое целое короткие железнодорожные линии около Нью-Йорка. Командор приобрел контрольный пакет Гарлемской железной дороги и взял в свои руки дорогу реки Гудзон, одержав вторую победу над Дэниелом Дрю, к тому времени переквалифицировавшимся в торговца акциями железнодорожных компаний. В 1865-м году, Вандербильт начал объединение купленных компаний, владевших небольшими ветками, в Нью-Йоркскую Центральную железную дорогу. Спустя четыре года, он объединил ее с Гарлемской. В отличие от большинства железнодорожных магнатов тех времен, Корнелиус не только скупал акции, но и инвестировал в расширение сети дорог.

    Наконец, «заклятые друзья» Вандербильт и Дрю сошлись на Эрийской железной дороге. Однако он недооценил тех, в чьих руках находилась компания, - фактическим ее владельцем был все тот же Дэниел Дрю, на сей раз, действовавший через своих молодых партнеров Джима Фиска и Джея Гулда. Последний кстати, - крупная фигура в истории американского бизнеса. Гулд сколотил состояние на биржевых спекуляциях, постоянно пребывая в центре многочисленных коррупционных скандалов, а позже основал знаменитую Western Union - впоследствии крупнейшую телеграфную компанию в мире.

    Старый магнат явно не ожидал, что новое поколение в лице партнеров Дрю даст ему столь серьезный отпор, действуя при том его же, Корнелиуса Вандербильта, методами. Не помогли ни агрессивная скупка акций Erie (с целью получения контрольного пакета), ни нападения нанятых Вандербильтом "бригад" на ее поезда. В первом случае его соперники, подкупив законодательные власти штата Нью-Джерси, осуществили незаконную дополнительную эмиссию - выбросили на рынок 100 тысяч не обеспеченных активами акций, на скупку которых у Вандербильта сил уже не хватило. А для защиты поездов и мостов Гулд не поскупился приобрести списанные армейские пушки и создать специальную боевую флотилию. Эта долгая война, которая вошла в историю американского бизнеса как "битва за Эри", закончилась мирным компромиссом - Вандербильт вышел из нее с потерей "всего" $1,5 млн, а Фиск и Гулд сохранили контроль над железной дорогой, поставленной на грань банкротства.
    Неудача магната не смутила, по настоянию старшего сына Уильяма, Корнелиус расширил железнодорожную сеть до Чикаго, купив дорогу Лейк Шор и Мичиганскую Южную дорогу. Наконец, взяв под контроль Канадскую Южную и Мичиганскую Центральную дороги, Вандербильт стал владельцем самой большой транспортной сети США.

    Несмотря на статус самого богатого человека в мире, Корнелиус Вандербильт жил довольно скромно. Когда доктора рекомендовали смертельно больному Корнелиусу пить шампанское, миллионер отказывался, ссылаясь на его дороговизну. Избегал выходец из небогатой семьи и благотворительных пожертвований, в отличие, например, от потомственного банкира Пирпонта Моргана. «Всю жизнь я был безумцем в стремлении делать деньги», — признавался Корнелиус. Спонсорскую помощь от миллионера получили лишь Центральный университет (переименованный в университет Вандербильта) и Церковь странников в Нью-Йорке.
    Вандербильт, не захотел делить состояние поровну между всеми наследниками (у богача было 12 взрослых детей). Согласно завещанию, основную часть богатства Командор оставил старшему сыну Уильяму. Остальные дети получили лишь по $100 тыс. — сумму, хотя и вполне достаточную для роскошного образа жизни, но ничтожную по сравнению с $90 млн Уильяма Вандербильта. Вдове, Вандербильт оставил $500 тыс. наличными, особняк в Нью-Йорке и 2 тыс. акций Нью-Йоркской Центральной дороги. Неудивительно, что обделенные наследники начали судиться с богатым братом, настаивая, что Корнелиус Вандербильт писал завещание будучи невменяемым. Однако ни одно из судебных разбирательств не увенчалось успехом — судьи неизменно подтверждали последнюю волю Командора.

    Уильям Вандербильт, заработавший репутацию бизнес-гения еще при живом отце, успешно управлял доставшимся наследством, вдвое увеличив капитал, накопленный Корнелиусом. Но постоянные стрессы подорвали здоровье Вандербильта-сына, Уильям пережил отца только на восемь лет. После смерти старшего брата во главе железнодорожной империи стал внук Командора — Корнелиус Вандербильт-младший.

    К сожалению, потомки Командора не обладали жесткой деловой хваткой отца и деда. Это погубило империю Вандербильтов. Бизнесу, Вандербильты предпочитали занятия спортом, в особенности яхтингом, искусство, разведение породистых лошадей, в худшем случае — благотворительность. Корнелиус-младший прославился своим роскошным поместьем в Ньюпорте. Его дочь Алиса Гвен Вандербильт (та самая, с которой в романе «Двенадцать стульев» соперничала Эллочка-людоедка) стала скульптором, куратором и основательницей Музея американского искусства в Нью-Йорке. Племянница Алисы, Глория Вандербильт — знаменитый дизайнер одежды, в частности, джинсов. Сын младшего Корнелиуса Вандербильта — известный писатель, газетный издатель и кинопродюсер.
    Семья постоянно уменьшала свою долю в Нью-Йоркской железной дороге — внуки и правнуки постепенно проживали нажитое Корнелиусом. В 1954 году, контроль над компанией перешел к Роберту Ральфу Янгу и его Alleghany Corporation, когда-то также принадлежавшей основателю железнодорожной империи. Потомки Вандербильта с легкостью расстались с активами, за которые старый Командор цеплялся чуть ли не зубами.

    Карьера миллионера Корнелиуса Вандербильта в датах:
    1794 г. — родился в семье фермера, подрабатывавшего лодочным бизнесом
    1805 г. — Корнелиус бросает школу и начинает самостоятельно зарабатывать на жизнь
    1810 г. — открывает собственный лодочный бизнес
    1812 г. — получает правительственные заказы на поставки в форты вблизи Нью-Йорка
    1815 г. — открывает дополнительное направление бизнеса — торговлю
    1817 г. — выходит из бизнеса; нанимается на должность капитана парохода в компанию Томаса Гиббонса и впоследствии становится его младшим партнером
    1824 г. — Верховный Суд США признает монополию конкурентов Гиббонса и Вандербильта неконституционной
    1829 г. — накопил $30 тыс. и ушел от Гиббонса, чтобы организовать собственное дело
    1830 г. — открывает новый маршрут по реке Гудзон, начинает конкурировать с Пароходной ассоциацией реки Гудзон
    1851 г. — организовывает перевозки из Никарагуа в Калифорнию
    1853 г. — отправляется в отпуск; наемные менеджеры переключили контроль над компанией на себя
    1854 г. — вернул контроль над компанией
    1855 г. — начал трансатлантические перевозки
    1862-1864 гг. — распродает весь пароходный бизнес
    1865 г. — начал консолидацию коротких железных дорог в окрестностях Нью-Йорка
    1867 г. — предпринял попытку получить контроль над Эрийской железной дорогой
    1877 г. — после смерти Корнелиуса основная часть наследства досталась его старшему сыну — Уильяму Вандербильту
    1885 г. — умирает Уильям Вандербильт, управление компанией переходит к Корнелиусу Вандербильту II — внуку основателя
    1954 г. — контроль над Нью-Йоркской Центральной железной дорогой перешел к Alleghany Corporation


    Ну и немного фактов и воспоминаний современников.

    Богатство Корнелиуса Вандербильта по тогдашним меркам было действительно вызывающим, но еще больше шокировали современников манеры магната. Он открыто кичился не только своим состоянием, но и своей неотесанностью и дремучим невежеством во всем, что не касалось бизнеса. "Всю свою жизнь я сходил с ума по деньгам - изобретение все новых способов делать их не оставляло мне времени на образование",- откровенничал он в газетах.

    Постоянно подчеркивая свое плебейское происхождение, коммодор не стеснял себя в выражениях на публике, его крепкие словечки из матросского лексикона, заставляли краснеть даже мужчин в офицерских мундирах, а их спутниц приводили в полуобморочное состояние. Образцом роскоши и безвкусия, стал построенный Вандербильтом, на родном Стейтен-Айленде трехэтажный дворец. Его фронтон, украшала бронзовая статуя хозяина, в позе античного бога восседавшего на троне. Выходки Корнеулиса Вандербильта, вызывали у тогдашней американской элиты насмешки, но при этом, нью-йоркский свет с поразительной скоростью перенимал любое новшество, исходившее от магната.


    Еще большее осуждение вызывали манеры богача в Европе. Немудрено, он мог запросто снять на вечер для друзей и знакомых крупнейший лондонский оперный театр, отменив запланированный спектакль и заплатив неустойку. В то время, двери престижных клубов Старого Света и сам европейский свет оставались в целом закрытыми для неотесанных янки, их увесистые пачки "зеленых" еще не оказывали магического действия на европейскую элиту.

    Не привыкший пасовать перед препятствиями, Вандербильт начал планомерно и энергично ломать и эту стену, выдавая оставшихся незамужних дочерей (всего у него было восемь дочерей и три сына) за родовитых европейских аристократов. Вершиной этой матримониальной операции, стала свадьба его дочери Консуэлы с девятым герцогом Марльборо (двоюродным братом Уинстона Черчилля). $2 млн. долларов приданного, позволили герцогу восстановить семейный замок Бленхейм, а перед его тестем, открылись двери в высший лондонский свет.
     
  42. когда читал сразу вспомнился Т.Драйзер.. с трелогией желаний.. есть много общего с героем его книг..
     
  43. Понырял на Утиле. Впечатления? Вроде прикольно, не так красиво конечно как в Египте, но все же. Хотя у меня как-то прошла тяга к дайвингу. Не цепляет.
    Ныряли с одного катера, тремя группами. Первая группа, это 8-10 великовозрастных пендосов. Они когда уже на катере, перед погружением экипировались, я подумал, что ветераны подразделения морских котиков, собрались на подводный пейтбол. По два ножа, на руке и на ноге, еще кучу всякой хери, только что автоматов для подводной стрельбы не было. Потом, уже под водой, увидел как оно барахтаются… стало смешно. Хотя они не на курсах ныряли, они уже все сертифицированные дайверы, но… Вилли (гондурасский инструктор), все равно плавал невдалеке от них.
    Вторая группа, это парень и девушка из той же пендосии, сдающие на AOWD. Точнее, если парень, еще по возврасту на такое определение тянет (ему лет 35-38), то девушка… это скорее тетка 45-47 лет, причем довольно убитого вида. Но судя по тому, как они взасос целовались – у них любовь, скорее всего за теткины деньги. С ними нырял… ээээ…забыл как звать парня, колумбиец с какого-то села под Боготой.
    Ну и третья группа, это я, Маргарита – инструктор из Колумбии (Медельин), тридцати лет, и обучаящаяся на инструктора ее подруга – Серена, чилийка лет 26-28. Две симпатичные, веселые девушки. Мне повезло. Маргарита, два месяца назад, здесь же сдала на дайы-инструктора, и осталась подзаработать денег и набраться опыта. Потом вернется в Колумбию, работать в Таганге инструктором. Хочет еще правда в Тай, там поработать инструктором. Прикольная такая девушка. Серена (чилийка), у той как-то не поинтересовался, но думаю план похожий. Мне такие девушки нравятся, не парятся какой-то карьерой, семьей, замуж и прачая херь. Живут себе в удовольствие, путешествуют, при этом как раз зарабатывая на эту самую жизнь и путешествие.
    Первый дайв, на затонувший корабль, какой-то 30-ти метровый карго боат. Глубина 30 метров. Глубина, самое оно, а вот рэк мне не понравился. Нет драйва. Как-то обыденно, как будто я водолазом работаю.
    Потом поднялись, пару часиков отдохнули, наблюдая как двое гондурасских парней (капитан и Вилли) замолаживают чик и колумбийца, называя им разные иносказательно слэнговые словечки, в которые они, не въезжали.
    Второй дайв, вокруг кораллового рифа, на глубине 18 метров. Обычный дайв, рыбки, прочая фигня, такие мне нравится уже давно перестали.
    Вот в принципе у все. К 12 дня, дайвинг был закончен. Все пендосы еще собрались на ночные дайвы, но ночные у меня на Ко Чанге были, мне не понравились. Плаваешь себе в темноте, ничего более.
     
  44. кроме дайвинга и загорания, тут делать нечего. завтра буду двигаться дальше. поподробнее про дайвинг, можно почитать здесь: http://forum-americalatina.ru/viewtopic.php?p=3844#3844
     
  45. итак, дорога на Берлин открыта! точнее сайт выдал мне разрешение на посещение Мексики. с 13 декабря :)
     
  46. разрешение наверное до 13 декабря то?
     
  47. почему? с 13-го. там спрашивают дату въезда.
     
  48. :D Срок действия разрешения называется Fecha de expiración и написан наверху. Дата въезда (Fecha en que planea viajar a México:) находится в пределах от Fecha de autorización (дата заполнения анкеты) до Fecha de expiración.
     
  49. там графа - * Когда вы планируете поехать в Мексику ( примерная дата вылета) или * Fecha en que planea viajar a México
    я и указал - 13 декабря. все! вы писали: Не понял, значит :-D
    30 дней - это максимальный срок между заполнением анкеты и въездом в Мексику.
    что не так?
     
  50. там графа - * Когда вы планируете поехать в Мексику ( примерная дата вылета) или * Fecha en que planea viajar a México
    я и указал - 13 декабря. все! вы писали:
    что не так?
     
  51. в разрешении вроде дата въезда не указывается, там есть дата выдачи и дата окончания действия.
     
  52. не морочьте мне яйца. все у меня правильно. срок до 17 декабря.
     
  53. Катера отправляются с Утилы, или в 6-20 утра или 14-00. Я уезжал первым. К этому моменту, уже второй день лил дождь. Свет днем отключили, вай фай не работал… пятый день на острове, явно был лишний.

    Учитывая сильный ветер и дождь, до последнего, было неизвестно, отчалит катер или нет. Некоторые туристы, очень напряглись, так как у них были билеты на самолет. Но, все обошлось, в 6-05 касирше позвонил капитан, сказал, что выйдет в море и она начала продавать билеты. В пол седьмого отчалили. Немного отплыли, и вроде бы просто плохая погода, переросла в сильный боковой ветер и волны в метра полтора-два. Эту шкарлупу начало очень прикольно кидать вверх-вниз, как на американских горках. Многим сразу понадобились целлофановые пакеты, которые любезно раздавал один из членов команды. Мне сначала было по приколу, но через час, и меня подукачало, правда до кулька дело не дошло.

    [​IMG]

    Продуманная гАндураская логистика такова, что по моему все пути и маршруты идут через Сан Педро Сулу. По другому, никуда не попадешь. Даже из Ла Сейбы в Тегусигальпу. Поэтому, опять пришлось сначала на одном бусе доехать до СПС, и потом поменять его на бус до Комайагуа.

    Почему Комайагуа? Немного почитал об этом городе, и захотелось посмотреть. Все равно, он по пути. Учитывая, что ездить приходится все время днем, ездят здесь медленно и не позже 16-00, я немного перестроил тактику путешествия, чтоб экономить время. Приезжаю к обеду, селюсь, смотрю город до темноты, ночую, с утра до hora de salida (чек аута) еще досматриваю что-то и часов в 11-12 дня, выезжаю дальше.

    Комайагуа (Comayagua)

    Город Комаягуа, находится в самом сердце страны, на высоте 1650 метров над уровнем моря. Он был основан капитаном Алонсо де Касересom, в 1537 году и стал первой столицей Гондураса, которой и пробыл три столетия, до 1880 года. И хоть он намного уступает по красоте и прочим архитектурным достопримечательностям Антигуа Гватемале, но ему удалось сохранить черты колониальной архитектуры. От тех времен, остались пять церквей (Catedral, San Francisco, San Sebastian, La Caridad, La Merced) и два музея, один из которых – Museo Colonial, самый первый музей страны, открытый в 1962 году. А до этого, более 200-х лет, в этом здании располагался первый университет во всей Центральной Америке, основанный в 1632 году.

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    С музеем мне правда не повезло, сейчас он закрыт на реставрацию. Второй музей – местной археологии, меня не привлекал, поэтому я его пропустил.
    Обошел церкви, так вроде бы неплохие, но учитывая сколько мной их уже просмотрено за год!!!! Особого впечатления не произвели, скажем такого как церковь в колумбийском Ипиалесе.

    Комайагуа, еще известен тем, что в 15 км отсюда, находится военная база «Soto Cano», на которой в 80-е годы, пендосские инструкторы, натаскивали никарагуанских контрас для войны с сандинистами. С этой же базы, в 89-м, морпехи пендостана, были заброшены в Панаму для свержения генерала Норьеги.

    Также, недалеко, есть два археологических сайта – Yarumela и Tenampua. Что там точно находится не знаю, но книжка пишет. Я не стал посещать, потому как и времени нет, да и археологией я уже сыт.
    Утром следующего дня, прошелся по городу, посмотрел пару церквей, посмотрел на девушек. Хорошие все таки, в Гондурасе девушки. В 10 утра выехал в Тегусигальпу.

    [​IMG]
     
  54. Немного о основном транспорте Месоамерики. Им является пендобус. Он же Blue Berd, школьный автобус нортэамериканос. Чоферы, любят их разукрасить. Надписями всякими, побрякушками, и они становятся похожи на звериные «девятки», как у нас в Москве айзеры и армяне делают себе. Вот пара фото:

    [​IMG]

    [​IMG]

    Вот фото внутри:

    [​IMG]

    По пути, все время, стоит бусу притормозить, и в него запрыгивают торговцы всякой всячиной. В основном едабельной и питейной. Фрукты, орехи, сушенные бананы, дорожные продуктовые наборы (кура-рис-салат). Воды-пиво-соки. Нет. Вру. Пива не видел ни разу. Ни разу. Почему? Не знаю, но его не продают. Что еще удивительно, даже не знаю как ездят буржуйские туристы. В Гватемале понятно – шатлами. Но здесь, они есть только в Копан Руинас и на Утиле (я по крайней мере видел). А в остальных местах??? Нет, я видел конечно пару таких же идиотов как и я. Но это же не все. А где остальные? Это для меня загадка.
     
  55. Приехали. Спросил за авениду сексту (шестую). Бабушка-торговка какой-тохерью, сказала лехисимооо!!! Понял, что нужно такси. Остановил. Со старта – 80! Я ему: амиго, да ты что??? Ты во мне пан дульсэ увидел? Я же в Тегусигальпе не впервые, я цены знаю! Цена сразу поменялась на 50. Но все равно, я подумал, что это дорого и сказал: 40 и но масс. Он еще пытался добавить пятерку, но я был неумолим.
    Поехали. Как я думал, это пять минут езды на машине. Правда он и ехать не знал куда и как. Прям как зверь-бомбила московский. На Тимирязевскую подбросишь? Да не вопрос! Поехали! И через две минуты, уже в машине: только это…эээ…дорогу покажи. :-D Так и здесь, достал ЛП и выступил в роли Навигатора.

    Заселился. Не в центре. А как раз в жопно-криминальном районе, на перекрестке 12-й кайе и 6-й авениды. Зато все дешево. Хостал 200, вокруг всякая еда, фрукты-овощи. Прошелся в центр. Центр понравился. Стоит посмотреть церкви Эль Кальварио, Лос Долорес и Катедраль. Два музея – история милитар и истории страны. Правда в субботу и воскресенье, они не работают. А армейский музей, так тоже, как и в Камаягуа, закрыт на реконструкцию. На плаце принципаль, небольшие статуи в античном стиле. Меня заитересовала баба с усами:

    [​IMG]

    После раздумий, я пришел к выводу, что это не баба с усами, это Дионис с женским телом или в женском платье.
    Сам центр, тоже приятный, куча кафешек, небольших скверов, все те же симпатичные гондуреньи…

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]
     
  56. На следующее утро, поехал в Suyapa. Что там интересного? Это небольшой поселок, прямо за Тегусигальрой, там находится, Басилика де Сайапа. В этой басилике, находится Вирген де Сайапа – патрона Гондураса. На холме, возвышающемся над окрестностями, расположена новая, большая, готическая церковь.

    [​IMG]

    А в ста метрах от нее, находится сама басилика, в которой и находится статуя, высотой в 6 сантиметров – La Virgen de Suyapa. В феврале, ее праздник, и тысячи пилигримов с Гондураса и со всей Центро-Америки, съезжаются сюда.

    [​IMG]

    [​IMG]

    Посетив эту басилику, я решил вернуться в город пешком. По пути, расположен UNAH – основной университет страны. Там же, студенческий городок, и спортивный комплекс. Как раз, девушки хугарили в футбол. Были бы это пацаны, я бы прошел мимо, но посмотреть на игру девушек, очень даже интересно. И прикольно. На прием мяча, его обработку, да и всю игру. Вот пару кадров:

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    Потом, вернувшись в Тегус, побродил еще вокруг парка Ла Пас. В принципе, больше здесь делать нех. Гондураский этап подошел к концу, завтра в Никарагуа.
     
  57. Малхаз, дружище! Как дела обстоят с ХХХL темами в Гондурасе?
    :-D Закодировал, что бы не кто не догадался. 8-)
     
  58. давай так, я на днях, об этом отдельно напишу. в секс-туризм. но с платной любовью тут тяжко, дикие они, они бесплатно привыкли :-D им в голову не приходит, что за это можно деньги брать :-D
     
  59. что-то новости из Мексики невеселые... вроде говорят, что по земле это разрешение не действует... хер его знает как оно на самом деле. но если я из Манагуа, припрусь аж на границу с Мексикой... и меня тормрзнут... и не пустят... шо робыть??? куда ехать??? теперь три недели об этом думать буду.
     
  60. Утром выдвинулся в сторону Никарагуа. Через некоторое время путешествия по Месоамерике, я понял, что ЛП мне не всегда подходит, потому как, они не пишут о том, как путешествовать таким способом как делаю это я. А мне не нужен, тот способ, который описывает ЛП.
    Вот и в этой ситуации, в этом путеводителе, описан только один способ попадания из Тегусигальпы в Никарагуа – бус между этими двумя городами-столицами. Но мне, сразу в Манагуа не нужно. Мне сначала нужны Окоталь, Эстэли, Матагальпа, Леон, и только затем Манагуа. Там же, этого нет.

    Но не беда. Я уже давно, сам справляюсь со всем, без всяких ЛП, используя эту книгу, только для просмотра карт городов. Изучив карту границы между этими странами, я понял, что путь в Руки (Los Manos – название пограничного городка) миграсиона, лежит через Рай (El Paraiso – название города, где нужно поменять бус). Но есть одна загвоздка, или даже скорее ньюанс – бусы в Эль Параисо, отправляются с терминала на другом конце города, а туда далеко и муторно ехать. Тогда, наведя справки у водил в моем районе, я выяснил, что есть альтернативный вариант – сесть на соседней улице в бус до Danli, а там, поменять его на бус в Эль Параисо, ну и уже оттуда, добраться до Рук миграсиона (Los Manos).

    Так и поступил. Всего лишь какие-то две пересадки, этим меня не удивишь. После семи пересадок за один день в Гватемале, это пыль для моряка.
    Итак, в 13-45 по полудню, я был на границе. Вначале, меня отловил один мужик, и сунул мне для заполнения, выездную анкету. Я заполнил ее, он ее проверил и указал рукой, куда мне идти. Там меня уже ждали. Миграсион здесь, как и с другой стороны страны - спаренный. То есть, в одном вагончике, сидят и гондурасцы и никарагуанцы, разные им только окошки повырезали.

    Чиновник Гондураса – мучача. Берет мой пасапортэ, улыбается, проверяет все (хотя что проверять, никаких следов въезда, в виде печати у меня нет) и улыбаясь еще шире говорит: 60 лемпир. Лемпир нет. Спрашиваю сколько в кордобах. Ответ – 80. Хотя за одну лемпиру, дают 1.1 кордобы. Хороший у нее курс. Ловлю менялу, и меняю 20 баксов на 60 лемпир и остальное кордобами. Все получилось. Отдаю мучаче деньги, естественно никакой квитанции, мне не дают. Ладно, перехожу к никарагуанскому окошку.
    Там мучачо в форме. Берет мой паспорт, смотрит-вертит и спрашивает: русо? Русо, русо – отвечаю. Пауза. И он с паспортом идет к мучаче. Что-то общаются, он отдает ей мой паспорт и она выходит с ним ко мне на улицу. Начинает мне втирать, что необходима виза. Как это я въехал?
    Смотрю на нее, как на тетку лет двадцати, спрашивающую меня, откуда берутся дети. Говорю ласково: русским виза не нужна. Она задумалась, заходит в вагончик, лезет в комп, че-то там смотрит, разворачивает ко мне монитор и говорит: вот смотри! Тут четко все написано, русским нужна виза.
    Я уже устал. Говорю ей: девушка, вы тут все нах проспали. Уже два месяца как, нам ее отменили. Идите в ногу со временем, пор фавор. Моя спокойная уверенность, ее смущает, и она берет телефон со свовами: voy a preguntar. Да бой уже скорее – говорю я – а то застрять здесь на ночь неохота. Не знаю, кому она там звонила, но ее там успокоили и сказали отпустить меня, что она извинившись и сделала.

    А замутил это все, урод-никарагуанец, который хотел проканать за умного. Теперь, мой паспорт плавно перешел к нему. Он за въезд, потребовал с меня аж 12!!! долларов. Я быстро проанализировал ситуацию: лезть в бутылку… нет смысла, могут тут замучить часа на 2-3, а как потом доеду до Окоталя? Решаю дать.
    К моему удивлению, они выписывают мне две квитанции, на 10 у.е. и на 2 у.е. и отдают вместе с паспортом и с жетончиком для полиции. Значит, чуйка меня не подвела, правильно, что качать права не стал. Сэкономил и время и нервы.

    Закончился гондураский этап. Я взял вещи и пошел в Никарагуа…
     
  61. Вот уроды, с ними аж двусторонний договор в силу вступил полгода назад.
    http://www.mid.ru/dks.nsf/5f8c1354c...432569990037736bc325773e002ff2b8?OpenDocument http://www.mid.ru/brp_4.nsf/0/B964170A59A01FF4C325773F001D4818 Нажаловаться надо на неисполнение международного договора :)
     
  62. Я же говорил что Гондор это страна мечты !!!!!!!!!!!!!!